Казачья вольница на Яике

 

2016 05 15 56 36 01 Казачья вольница на Яике

И. Е. Репин Казацкая вольница,бумага акварель 1900г

Хаживали яицкие казачки и в дальние походы через дикие степи и пустыни на Сырдарью, в Хиву, о сказочности которой ходили легенды, говорили о больших ее богатствах, что там много золота, серебра, камней драгоценных, красивых женщин. Ходили и в Ургенч.

Походы бывали всякие, светила удача смелым, но бывали и трагедии, когда набеги эти молодецкие приходилось оплачивать дорогой ценой. Кровью и жизнями.

Так около 1600 года атаман Нечай собрал дружину в 500 казаков и повел их на Хиву Через безводные и безлюдные степи отряд дошел до Хивы и легко захватил ее, так как хана с войском не было, он где-то воевал. Казаки захватили большую добычу, а Нечай, по рассказам, взял себе самую красивую жену хана. После многодневного пира казаки пошли домой, на Яик. С ними шел огромный обоз с захваченными богатствами. Двигались медленно. На переправе через Сырдарью их догнало войско хивинцев. Завязался кровавый, смертельный бой — обе стороны сражались с ожесточением, зная, за что они сражаются. Хивинцы хорошие воины и, кроме того, их было намного больше — вся казачья дружина полегла в бою. Погиб и Нечай, но он успел заколоть и свою новую красавицу-жену. Уцелело и вырвалось из окружения и побоища человека 3—4, они-то и принесли на Яик печальную весть. Велика была печаль казаков, но они остались себе верны.

Как только по Руси прошел слух о новой казачьей вольнице, на Яик потянулось много людей сметливых, храбрых, вольнолюбивых. Шли с Волги, Дона, Кубани, Терека. Кроме вольных людей, шли сюда царские стрельцы, посадские люди, пушкари, мордва, чуваши; шли даже киргизы, калмыки, татары. Войско быстро росло численно.

В 1605 году яицкие казаки решились еще на один поход в Среднюю Азию — в Ургенч. Накануне они ограбили купеческий караван, убив 8 из 10 купцов, от пленных узнали, что город Ургенч практически не имеет войск для защиты, так как войска ушли на войну. Историк Е.П. Савельев сообщает, что Ургенч «взяли малой кровью без боя». Добычу взяли огромную, нагрузив ею около 1 000 телег, и захватили около 1000 женщин. Обоз пошел на Яик. Но Арап Мохамед-хан, узнав о набеге, пошел с войском наперехват и встал на пути казаков. Казаки с боем прорывались 2 дня, но ханское войско, отойдя, снова и снова вставало на их пути. Удалось прорваться едва 100 казакам, но и они были выслежены на реке Дарье (Кгезим), где они ловили рыбу, и также уничтожены. Трагедия повторилась.

Прошло время. На Яике отчаянные головы не перевелись, и вновь казачья дружина Шемая из 300 человек пошла на Хиву за добычей. Шли осторожно, с опаской. Перезимовав на Илеке, с наступлением весны пошли дальше. Дальше нужен был проводник, так как дорога была незнакомой. Казаки захватили силой проводников, 2 молодых калмыков. Калмыкам хитростью удалось заманить в засаду Шемая и несколько казаков и взять их в плен. После чего предложили обмен их на захваченных калмычат, но казаки не согласились: «Атаманов у нас много, а без вожей (проводников) нам нельзя». И пошли дальше, бросив Шемая с товарищами в плену.

Не зная местности, отряд заблудился, и вместо брода через Сырдарью они попали на Арал-море, где их за
хватила зима. Начался голод. Съели все, что было можно, а раньше еще уцелевших лошадей. Многие умерли. Началось людоедство и трупоедство (это бьша кара за брошенных в плену товарищей). Нескольким казакам удалось добраться до хивинцев и попросить, чтоб те их к себе взяли и спасли. Хивинцы их взяли. В качестве рабов. Там в основном почти все и погибли. А Шемая с казаками калмыки привезли на обмен. На Яик.

Более верную добычу давало море Хвалынское. Около устья Яика, по «островам морским да по буграм черневым», проживали наездом «казаки-лыцари». Они знали здесь каждый островок, каждый заливчик; на казачьих челнах ходили «на синее море», и беда грозила встречному купцу, промышленнику, знатному гостю или посланнику. В укромных местах собирались ватаги с Дона, с Яика, с Волги; стояли здесь по нескольку месяцев, как ястребы, выжидая добычу. Такие притоны находились у них по всему кружному побережью, даже у берегов персидских и туркменских.

На острове-Камыне казаки живут.
Казаки живут, люди вольные.
Разбивали они на синем море Бусы-кораблики, все легкие лодочки.

Из казачьей песни

Чтоб сдерживать буйную вольницу, еще царь Михаил Федорович (1613—1645 гг) указал построить при устье Яика городок, на защиту которого были высланы стрельцы; здесь же поселились учужники, ловившие рыбу для государя. Не по душе стал казакам тот городок: он запирал им выход в море (в набег), задерживал учугами рыбу, что шла с моря. Но царю надоели жалобы на казаков, и он занял жесткую позицию. Казаки послали двух казаков (русского и татарина) послами от казачьего Круга в Москву принести свою повинность и просить принять Яицкое войско в подданство российское, обещая верную службу и прося защиты.

Михаил Федорович послал им грамоту с тем, «что они, живучи тут, по учинению присяги Великому Государю и наследникам его, служили верно и во всякие службы Его царского Величества были б неотрицательны».

Так в год 1613-й яицкие казаки были приняты в подданство Москве. Несколько лет казаки вели себя удовлетворительно и в службе «были неотрицательны». В 1615 году войску была пожалована царская грамота на владение рекой Яик. Вроде бы все начинало на-лаживаться, да не совсем. Видно, не все шло гладко, и вольные казаки даже в российском подданстве не могли себя переломить, и натура их просила выхода. Царь вновь принял меры.

В 1622 году казачий город Яик перенесен на место современного Уральска. По «указу государеву» торговый человек Михаил Гурьев приступил к постройке городка каменного, с башнями, с воротами, за что казна уступила ему на 7 лет рыбные ловли. Казаки все поняли и стали всячески вредить постройке городка. Однажды донской атаман Иван Кондырев напал на казенные суда, разметал дрова; кирпич, известку, а суда задержал у себя. Городок все равно был построен и получил название Гурьев. Казаки напали на нижнеяицкий учуг (отгороженная часть реки для задержки рыбы в реке), принадлежащий самому Гурьеву, разорили его, а рабочих переманили на Яик.

 После сего 300 яицких казаков пошли на лодках в набег на море Каспий, где соединились с ватагой донцов в 400 человек и снова пограбили караваны купеческие и погромили села персидские на берегу. Терпение царя лопнуло, он потребовал «перед свои ясны очи» донского атамана Фрола Минаева и яицкого Ивана Белоусова и приказал «разбой немедля унять, а разбойников привести в Москву». Дело было при Петре Первом, и казаки явились, каждый со своей плахой и топором, и легли на плахи. Царь простил их, но всех послал на войну в Польшу и под Ригу, где они служили 7 лет.

Затем часть (из уцелевших) вернулась на Дон и Яик а другие (по желанию) остались в России и поселены были на Великих Луках, где им дали землю.

В ту пору началось движение Калмыцкой Орды. Те отряды, переходя Яик, делились на два потока; один шел на Уфу, Самару, Казань; другой — к улусам астраханских татар. Яицкие казаки приняли на себя первые удары. Они же первые и клали в боях свои головы.

Вскоре полыхнуло восстание башкир. Яицкие казаки приняли участие в его подавлении, но несколько лет в Заволжье шла смута, грабежи и убийства стали делом обычным. Шло много беглых с Руси; они собирались в шайки, объявляя себя казаками, и разбойничали в степях, на Волге и в Прикаспийском крае. Когда на — Волге появился Разин, казачий атаман с Дона, и призвал «установить казачество в России, чтоб всяк всякому был равен», без царя, бояр и начальньк людей, многие яицкие казаки с искренней верой, доверием и решимостью встали в ряды его армии. В ряды разинской армии вливались и разбойничьи шайки беглых, бродяг и бездельников, как это всегда в таких случаях бывает Шел 1670 год.

Яицкие же казаки пошли к Разину-атаману как «к своему», он ведь из казаков и его авторитет был высок. Они сопровождали Разина во всех его походах, бились за него с разными людьми под Симбирском, откуда после поражения бежали к Самаре и далее, на Яик. Но не все яицкие казаки ушли к Разину В одних исторических документах утверждается, что все яицкие казаки ушли к Разину, другие историки утверждают, что их было не более 300 человек.

 В отличие от донцов яицкие казаки в составе двух своих казачьих полков участвовали в битве под Полтавой (на Дону в это время завершалось восстание Булавина, и донцы не попали под Полтаву). В общей сложности в войнах со Швецией приняло участие 2100 яицких казаков. В гербе Уральского войска изображен казак на коне. Казачьи сказания утверждают, что это Рыжечка — вестовой яицкого атамана, отличившийся в поединке перед Полтавским сражением, победивший в единоборстве-поединке шведского богатыря. Вроде бы за это Петр, по просьбе Рыжечки, дал яицким казакам «грамоту на владение Яик-рекои» (прежнюю они не сберегли), пожаловал «крестом да бородой на веки вечные» общество яицких казаков, а лично Рыжечке (тоже по его просьбе) разрешил «погулять безданно-безпошлинно в царевых кабаках», что Рыжечка со товарищи и сделал, но из 12 человек только двое дошли «до финиша» (бражничали год) — Рыжечка да калмык, давший ему коня для поединка, у остальных «духу не хватило». Вроде бы потом Рыжечка погиб в боях под Хивой в отряде Бековича в 1717 году.

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты