Походы Степана Разина

201508101313581 270x300 Походы Степана РазинаСтепана Разина можно считать наиболее выдающимся корсаром России. Из учебников истории известно, что он прославился как вождь крестьянской войны в XVII веке. Однако практически никто не имеет представления о том, что казак являлся, пожалуй, единственным истинным пиратом из числа русских. А ведь его деяния не уступают «подвигам» известных иностранцев, которые захватывали суда и грабили города в разных уголках мира.

Степан Тимофеевич Разин был, несомненно, человеком способным, ибо сохранившиеся документы упоминают о нем в качестве то одного из участников посольств, то одного из руководителей донских казаков в битве с татарами под Молочными Водами в 1663 году. К концу 60-х годов он прославился как храбрый воин и как умный человек.

Современники вспоминают о нем как о высоком, красивом человеке со строгостью во взгляде. Отец, Тимофей Разя, был из домовитых казаков в станице Зимовейской. Мальчик родился в 1630 году, крестным отцом стал влиятельный на Дону Корнило Яковлев.

О том, какую роль играл сам Степан Тимофеевич, свидетельствует факт, что с 1652 по 1661 год он трижды побывал в Москве, причем однажды — в составе войсковой станицы, посланной бить челом о нуждах войска. Дважды казачий круг посылал Степана на переговоры с калмыцкими тайшами о совместных действиях против крымцев. Сам он ездил до Соловецкого монастыря, выполняя обет покойного отца. Наконец, в сражении 1663 года у Молочных Вод он в качестве атамана с донскими, запорожскими казаками и калмыками разгромил отряд татар и взял 350 пленных. Разин повидал мир, имел военный и дипломатический опыт.

Старший брат Степана — Иван, будучи атаманом, во время войны в 1665 году отпустил домой отряд казаков без разрешения боярина князя Ю.А. Долгорукого, за что князь велел его казнить за нарушение воинской дисциплины. Возможно, что дальнейшими действиями Степана отчасти двигала месть за брата. Во всяком случае, многие присоединявшиеся к казачьему войску Разина думали именно так.

Был Разин связан и со старым казачеством как названный сын войскового атамана Яковлева. Вероятно, тот и стал автором идеи похода к берегам Персии. В этот период на Дону скопилось много «голутвенных» казаков из числа бежавших в последние годы. Для них и начал организацию похода Разин. Казачья старшина не возражала против похода. Следовало увести с Дона массу плохо управляемой, лишенной средств к существованию голытьбы. Кроме того, поход сулил богатую добычу. Посему отправлявшиеся в поход казаки получили часть оружия и другого необходимого снаряжения от богатых казаков в залог добычи. С той же целью большую часть вооружения и припасов для похода предоставили торговые люди Воронежа.

К морскому походу Разин начал готовиться с весны 1667 года в верхнедонских городках Паншинском и Качалинском, где собирал голытьбу для похода «за зипунами». Близкие к атаману люди призывали желающих пограбить суда и берега Каспийского моря. Чтобы одеть и вооружить будущее войско, Разин перехватывал суда с товарами для Черкасска; часть необходимых средств атаману ссудили воронежские посадские люди под долю от будущей добычи. В Паншине разинцы забрали оружие, порох, свинец. Всего собралось около 800 человек, но за ними ехали многие, желавшие присоединиться к походу. Казаки провели тщательную разведку путей на Волгу и Каспий. Разин рассчитывал сделать своей базой на Каспийском море Яицкий каменный городок (Гурьев). Мысль о захвате Яицкого городка подал яицкий казак Федор Сукнин, который писал Разину, чтобы тот приходил со многими людьми, занял городок, осел в нем и оттуда осуществлял набеги на море и Волгу. Участники похода, а также припасы и суда для них (лодки, 4 черноморских струга) весной 1667 года собирались в районе Паншина и в Качалинском городке на Дону.

Отмечали, что собралось 2 тысячи человек. Кроме казаков, в поход отправлялись многие беглые крестьяне. Чтобы сохранить в тайне цель похода, распространяли слухи, что отряд собирают против Азова. В действительности казакам предстояло перебраться с Дона на Волгу, достать необходимое число лодок, спуститься в Каспийское море, занять Яицкий городок, сделав его базой флотилии, а затем грабить прибрежные города Персии и торговые караваны1. В начале мая 1667 года отряд Разина по реке Иловле поднялся до переволоки к реке Камышинке и вышел на Волгу выше Царицына. Первым значительным актом пиратства Разина стал захват торгового каравана (в урочище Каравайные Горы), в который входили струги патриарха, богатого волжского купца Шорина и судов со ссыльными, которых везли в Астрахань и на Терек.

Перебив начальников и купеческих приказчиков, разинцы освободили и присоединили к себе большинство стрельцов, рабочих и ссыльных. Укрепив свои силы, атаман направился к морю. При прохождении Царицына он ограничился требованием кузнечных инструментов, которые и получил. Воевода Унковский не решился вступить в бой с решительно действовавшими казаками. Разин избежал боя с войсками, которые были собраны на берегу у Черного Яра, разбил отряд стрельцов ниже этого города и в начале июня вышел на Каспий вблизи Красного городка. Казаки, чтобы миновать сильную Астрахань, прошли волжским Бузанским протоком. Воеводы пробовали преследовать разинцев, выслав несколько разрозненных отрядов на стругах и по берегу, но безуспешно. Разин разгромил при устье Яика один из посланных против него отрядов стрельцов и затем хитростью овладел крепостью Яицкий городок. 35 стругов с казаками подошли к крепости, которая уже принадлежала казне. В Яицком городке стоял гарнизон стрельцов. Разин получил разрешение стрелецкого головы помолиться с группой сотоварищей. 40 человек хватило, чтобы открыть ворота и впустить остальных. В ходе резни 170 стрельцов были убиты. Остальным атаман предложил или присоединиться к нему, или уходить. Но тех, кто решил уйти, порубили казаки.

Город был взят, а три сотни стрельцов из гарнизона присоединились к разинцам. Стрелецкие полки, посланные с целью вернуть крепость, несли поражения, часть стрельцов переходила к казакам. Не удалось усмирить атамана и дипломатическим путем. Разин старался оттянуть время, пока продолжалась подготовка к походу. Тем временем масса казачьей голытьбы собиралась в отряды, которые из разных мест пробирались к Разину. В числе их были Василий Ус и Сергей Кривой. Последний прибыл весной 1668 года с отрядом, который разбил стрельцов в Бузанской протоке.

Встревоженное скоплением вооруженных людей на Дону, царское правительство разослало грамоты воеводам с предупреждением о возможном нападении, а атаману Войска Донского Яковлеву было предписано предупредить выступление. Однако ни Яковлев, ни воеводы не решились противодействовать силой. Когда же царицынский воевода направил пятерых посланцев с предупреждением, Разин отказался вести переговоры и пригрозил сжечь Царицын, если воевода продолжит посылать парламентеров.

Сам же Разин поторопился на Волгу, где уже действовали отдельные казачьи ватаги. Зимой они захватили царский струг на Каспии, в апреле на Тереке напали на купеческий караван. В мае двухтысячный разинский отряд вышел к Волге севернее Царицына. Оттуда атаман послал сообщение своим сторонникам на Яике1. В Москве терялись в догадках, куда двинется собранное Разиным войско. Б

ыло известно, что атаман послал людей к гетману Правобережной Украины П. Дорошенко. Опасались даже, что он пойдет по Волге на столицу. В ночь на 23 марта 1668 года Разин выступил из Яицкого городка. Казаки погрузили на струги легкие пушки с крепостных башен и начали свой пиратский поход к берегам Персии.

Разин оставил в Яицком городке небольшой отряд, но вскоре правительственные войска одолели оборонявшихся казаков. Казачий отряд, уходивший в Каспийское море, лишился базы снабжения. В пути разинцы задержались в устье Волги. Ходили слухи, что атаман хотел пополнить запасы разбоем на Волге, но не решился идти мимо Астрахани, где были собраны значительные войска. Атаман направился к Тереку и присоединил отряд Кривого. Со значительными силами он начал нападать на персидские берега от Дербента до Баку и Решта, собирая богатую добычу. У Решта казаки разбили войска шаха, но и сами потеряли 400 человек. Эти казаки обманом были перебиты жителями. Пираты несли потери и от болезней. Поэтому Степан Разин прибег к дипломатическим методам и направил к шаху послов с просьбой выделить место для постоянного поселения. Однако шах, получив послание из Москвы с предложением не помогать разинцам и истреблять их, прекратил переговоры и приказал схватить послов Разина. Все станичники, посланные казаками, были казнены, а персы начали готовиться к борьбе с корсарами. В этом им должен был помочь шотландский полковник Палмер, которого царь Александр Михайлович направил в помощь персам для постройки судов.

Тем временем отряд разинцев, не дожидаясь успеха переговоров, продолжил пиратские действия в Мазан деране, восточной провинции Персии. Незаметно подойдя на стругах к Ферабату (Ферахабаду), казаки вошли в город под видом купцов, торговали пять дней, а на шестой, изучив обстановку, ограбили богачей и ушли. Затем отряд под командованием самого Разина забрал много ценностей у знати Астрабата. На зиму разинцы расположились на полуострове Миян — Кале, где болото прикрыло их от нападения шахского войска.

Несмотря на значительные потери от болезней, весной 1669 года поход вдоль восточных берегов Каспийского моря был продолжен. Казаки забирали ценности, на сей раз у туркменской знати. Затем отряд направился к Баку и расположился на Свином острове, откуда казаки совершали неоднократные набеги на Баку и Дербент. Шах принял меры, чтобы истребить пиратов, тем более что их действия вызывали подъем выступлений персидской бедноты.

С зимы 1669 года началось строительство большого флота. В июне 1669 года этот флот из 50 крупных судов с войском в 3700 человек под командованием Менды-хана приблизился к Свиному острову. Рассчитывая поймать казаков словно сетью, хан приказал соединить все суда цепями. Но тем самым он уменьшил их маневренность. Разинцы, используя артиллерию, удачным выстрелом взорвали пороховой погреб на флагманском корабле, который стал тонуть и мешал маневрам других судов. Казаки, сохраняя подвижность, подходили к персидским судам и сбивали с них неприятельских солдат шестами с привязанными к ним пушечными ядрами. Персидский флот погиб почти полностью, Менды-хан бежал с группой солдат на одном из трех уцелевших судов. Победителям достались значительные трофеи.

Победу при Свином острове можно поставить в ряд с наиболее примечательными морскими сражениями средневековых пиратов. Тем не менее разинское войско понесло значительные потери, и атаман решил возвращаться к Астрахани. Десять дней шли морем. По пути пираты ограбили судно, на котором персидский посланник вез подарки царю Алексею Михайловичу, в том числе персидских скакунов и многие ценности.

В августе отряд был под Астраханью. К этому времени воеводы Астрахани и других крупных городов получили указание укрепить их. В городах наращивали войска, а новый атаман Донского казачьего войска Михаил Самаренин получил указание удерживать казаков от похода на Волгу.

Однако на Дону находилось немало желающих повторить поход Разина по Волге, а то и захватить Царицын. Потому воевода Астрахани, узнав о появлении разинцев, послал князя С. Львова с 4 тысячами стрельцов на 50 стругах с задачей выманить казаков с Каспийского моря. Если бы не удалось решить дело силой, у князя была «милостивая грамота царя». Когда отряд Разина при приближении превосходящего войска к лагерю у Четырех Бугров ушел в море, Львову пришлось прибегнуть к грамоте.

Разговаривал с посланцами атамана сам воевода Астрахани князь И. Прозоровский. В результате переговоров 19 августа было принято соглашение. Отряд Разина получил разрешение пройти через Астрахань на Дон. Разинцы обещали вернуть взятые ими в крепостях пушки и пленников. Возвращали также оставшихся персидских скакунов из дара Алексею Михайловичу и плененного персидского купца. 21 августа отряд вслед за полками Львова прибыл к Астрахани, где был встречен с почетом.

26 августа Разин сдал в астраханский приказ символ власти — бунчук, 10 знамен, часть пленных персиян; позднее он передал тяжелые пушки и большие струги, оставив 20 легких орудий, часть пленных и ценности, награбленные в походе по Каспию. Прозоровский не решился применить силу, так как видел сочувствие пиратам со стороны большинства астраханцев.

9 сентября Разин с 9 стругами, вооруженными 20 пушками, оставил Астрахань и направился вверх по Волге, к Царицыну, чтобы вернуться на Дон. По пути отряд обрастал добровольцами. Видимо, слабость, проявленная воеводой, и рост численности побудили Разина решиться на новый, грандиозный поход. Когда посланный Прозоровским для возвращения бежавших из Астрахани и присоединившихся к пиратам стрельцов полковник Видерос обратился к Разину, тот заявил: «Скажи своему воеводе, что он дурак и трус, что я не боюсь не только его, но и того, кто выше! Я рассчитаюсь с ним и научу их, как со мной разговаривать». На Дон атаман пришел победителем и народным героем. В Черкасском городке он не подчинился старшине, казнил царского посланца, которого объявил боярским шпионом. Однако далее предстояло вести собравшуюся вокруг него массу вольницы, которая без дела и добычи могла взбунтоваться. Атаман принял решение вновь идти на Волгу.

Действия Степана Разина в 1670 году и позднее трудно обозначить единственным словом «пиратство». Пользуясь возросшим после похода на Каспий авторитетом, он собрал большое войско на Дону из казаков и беглых крестьян, перешел с ним на Волгу и двинулся по реке, захватывая город за городом. Это уже была крестьянская война. Поход на Москву происходил под лозунгом истребления изменников-бояр, из-за которых народу тяжело жить.

Главные силы десятитысячного войска разинцев весной 1670 года направились на судах вверх по Дону. Выше Царицына казаки перевезли по суше на Волгу струги и 13 апреля осадили город. Разину пришлось в ходе осады сначала разбить отряд татар. Когда он вернулся, осаждавшие уже взяли Царицын так стремительно, что разинцам достался караван из патриарших и царских судов с лесом, боеприпасами и товарами, подошедший без опаски к городу. Затем был разгромлен ударами с судов и берега царский отряд. Отряд этот, из тысячи стрельцов, шел к Царицыну, не зная о его падении. После этих успехов Разин задержался в Царицыне, поджидая запорожский отряд И. Серко. Тем временем царское правительство стягивало войска, чтобы изгнать с Волги восставших и не допустить их к окраинным городам. 5 июня пополнившаяся массой добровольцев повстанческая армия направилась вниз по Волге, причем Разин командовал войсками на судах, а конницу вел берегом атаман Шелудяк. По пути повстанцы взяли Черный Яр и разгромили под ним сильный отряд стрелецкого войска. Успеху способствовал переход на сторону разинцев массы простых стрельцов. Оставшийся в Царицыне отряд хитростью овладел Камышином.

19 июня главные силы Разина подошли к Астрахани. Город был сильно укреплен. Однако успеху штурма способствовала помощь жителей и стрельцов, которые начали сами избивать начальников. Разин продолжал казнить начальных людей. Грабеж не был самоцелью. Добычу «дуванили» не только среди участников похода, но и среди местных стрельцов. В занятых городах атаман устанавливал казачью систему управления, разбивая жителей на тысячи и сотни, руководителей которых они выбирали сами. Такая политика позволяла Разину пополнять свои войска из массы желающих. Атаман готовился продолжить наступление в пределы России, когда будет собран урожай. Но приходилось спешить, ибо царские войска сжимали кольцо блокады.

В июле, оставив пятую часть сил в Астрахани, Разин с остальными направился вверх по Волге. 29 июля казаки прибыли к Царицыну и задержались. Был принят план движения к Москве по Волге в надежде на помощь жителей поволжских городов. На сей раз атаман посадил на суда все десятитысячное войско.

7 августа караван выступил из Царицына, 15 августа прибыл к Саратову, который местные жители сдали разинцам. Затем взяли Самару. Движение речной флотилии служило запалом для восстания на местах. Сам атаман для подъема восстания рассылал свои «прелестные письма», призывая народ подниматься на угнетателей; он заявлял: «Я пришел дать вам свободу», но в каждом письме, рассчитанном на определенные круги населения, писал по-своему. Например, к татарам он обращался именем Аллаха, казаков призывал к казачьему равенству, старообрядцев прельщал сохранением их веры и старины. Пользуясь тем, что до его появления население Симбирской засечной черты уже бунтовало, Разин продолжил продвижение и 4 сентября прибыл к Симбирску. Город был захвачен, но стрельцы укрылись в крепости. Разинцы разгромили конницу князя Барятинского, шедшего на помощь осажденным. Однако при трех штурмах осаждавшие понесли большие потери. Сам Разин в бою с войсками Барятинского, вновь подошедшего к Симбирску, 1 октября был тяжело ранен, и 4 октября его без сознания отправили вниз по Волге. Оставшись без вождя, разинцы потерпели поражение и оставили Симбирск. Осенью 1670 года, несмотря на ранение организатора, восстание вновь охватило много уездов России. Соответственно, правительство принимало все более серьезные меры к подавлению крестьянской войны. Осенью правительственные войска перешли в наступление и громили отдельные отряды восставших, хотя временами и сами терпели поражения.

Попавших в плен разинцев жестоко казнили. В Кагальнике Разин оправился от ран и весной собирался продолжить войну. Однако принятые правительством меры (прекращение поставок хлеба на Дон, задержка идущих к казакам беглецов) привела к тому, что казачья старшина получила перевес на Дону. Разин пытался захватить Черкасск, но был отбит.

14 апреля «домовитое казачество» захватило Кагальник и Разина в нем. 6 июня 1671 года Разин был казнен на Лобном месте в Москве. После его смерти восстание постепенно пошло на убыль.

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты