Ратная служба казаков

В случае обнаружения наступающего неприятеля дальние конные дозоры-станицы, патрулирующие Поле вдали от своих юртов (земель), посылали гонцов с тревожными вестями к казачьим заставам, откуда по всей цепи застав дымами зажженных костров весть быстро доходила до казачьих городков. По приказу атамана во все хутора и станицы тотчас скакали верховые на быстрых конях с пиками, на конце которых трепетал красный флажок, «сполох!». Этот сигнал боевой тревоги хорошо знали казаки, бросая все дела, они седлали коней, хватали оружие и стремительно неслись к местам сбора. В непостижимо короткое время казачьи сотни с командирами во главе были готовы к походу и бою. Каждый знал свое место в строю и «свой маневр» в бою. Противника встречали на дальних подступах к ( рубежам казачьей земли. Дома же дети, женщины и старики угоняли скот в камышовые заросли, в дальние леса и балки и в случае угрозы уходили сами, унося самое ценное или закапывая его.

Ратная служба казаков

 

  В случае обнаружения наступающего неприятеля дальние конные дозоры-станицы, патрулирующие Поле вдали от своих юртов (земель), посылали гонцов с тревожными вестями к казачьим заставам, откуда по всей цепи застав дымами зажженных костров весть быстро доходила до казачьих городков. По приказу атамана во все хутора и станицы тотчас скакали верховые на быстрых конях с пиками, на конце которых трепетал красный флажок, «сполох!». Этот сигнал боевой тревоги хорошо знали казаки, бросая все дела, они седлали коней, хватали оружие и стремительно неслись к местам сбора. В непостижимо короткое время казачьи сотни с командирами во главе были готовы к походу и бою. Каждый знал свое место в строю и «свой маневр» в бою. Противника встречали на дальних подступах к ( рубежам казачьей земли. Дома же дети, женщины и старики угоняли скот в камышовые заросли, в дальние леса и балки и в случае угрозы уходили сами, унося самое ценное или закапывая его.
  В XVI—XVII веках, когда казаки еще жили самостоятельно и независимо от Москвы, казаки часто уходили в походы -набеги. Сборы в поход приурочивались к дню какого-нибудь уважаемого святого (особо почитались Николай Угодник, Иоанн Предтеча — заступник и воинский покровитель). Походы обычно начинались летом или в начале осени.
Выглядело это примерно так. Есаул обходил курени: «Пожалуйте на майдан, атаманы-молодцы. Круг собираем!»
Казаки сходятся на майдан, становятся в круг и снимают шапки. Выходит хорошо одетый и при оружии атаман. В правой руке булава, в левой насека. За атаманом идет есаул с бунчуком-шестом, на котором укреплен конский хвост. Атаман в шапке-трухменке (один).
Есаул: «Помолчи, честная станица, атаман трухменку гнет!» Атаман снимает шапку и говорит речь, где объявляется идея похода в общих чертах:
«На сине море, рыбку половить!
На Волгу за зипунами!
На Черное море, за ясырем!»
Те, кто принимал предложение (добровольцы), кричат: «Любо!» — и встают туда, куда укажет атаман, остальные остаются на месте.
В поход казаки одевали самую плохую одежду, а блестящие части оружия смачивали рассолом, чтобы малость заржавело и не блестело. Из продуктов только мука, сухари, крупа, сушеная рыба. Все это из тех соображений, чтобы в случае неудачи противнику было мало чем поживиться. За день до похода — грандиозный прощальный пир — «погладить дорожку». Во время похода спиртное в запрете, напившегося в походе топили — «в куль да в воду», несмотря на заслуги. Уходившие в поход казаки дома кланялись отцу и матери, прося благословения, так как с ним «и в огне не сгоришь, и в воде не утонешь».
Утром сбор. Священник служил молебен, казаки обращались к Николаю Угоднику, просили послать легкой дороги и хорошей погоды. Иоанна Предтечу просили о даровании победы и возвращении невредимыми. Струг атамана выходил вперед, гремел прощальный орудийный салют. Оставшиеся провожали казаков до челнов; на берегу еще запивали взаимное прощание и стояли на берегу, пока челны не терялись из виду, затем возвращались на площадь и допивали недопитое с пожеланием успехов уплывшим.
В поход уплывали на судах одномачтовых в 5—8 саженей (1 сажень — 2 м 13 см). В 16 и 40 весел с рейным парусом, с брустверами по бокам, связанными из камыша, которые спасали от неприятельской стрельбы и суда от опрокидывания во время бури. На вооружении кроме личного оружия имели несколько небольших пушек.
Без карт и компаса, по солнцу и звездам вели казаки свои суда по морям. Ночью или в туман, выждав удобный случай, казаки устремлялись на неприятельские корабли и шли на абордаж, прорубали борта кораблей и уничтожали в рукопашной схватке экипажи. Все ценное, оружие, деньги, товары, с кораблей казаки забирали с собой, а корабли, прорубив днище, пускали ко дну, особенно военные, так как именно на них патрулировали турки и персы по морям, отыскивая казаков.
В случае неудачи, будучи рассеяны артиллерийским и ружейным огнем, казаки уходили к берегу, затапливая свои суда в камышах, и рассеивались врозь. Прошла опасность, казаки снова собирались к своим судам, выливали из них воду и снова шли вперед.
Нападали на неприятельские торговые и военные многопушечные корабли казаки и днем в безветренную погоду, на восходе или закате, заходя от солнца, низкие лучи которого маскировали казачьи суда. И, как ни странно, казаки чаще выходили победителями. Старались, конечно, казаки отыскать торговые корабли, но те часто охранялись военными кораблями с обученным экипажем. Приходилось вступать в бой.
Многие гибли в этих сражениях, но побеждали чаще и брали богатую добычу. Появлялись внезапно у прибрежных селений и городов, грабили их, уничтожая сопротивляющихся, забирая все ценное. Своими походами казаки наводили такой ужас на побережье, что часто жители, получив известие о приближении казаков, разбегались, бросая жилье, скот и имущество. Но в основном все богатства пришлось «брать саблей», теряя в боях товарищей.
Горящие села, города да трупы убитых оставляли за собой казаки там, где встречали сопротивление.
Но неудачи встречали казаков, когда боевые турецкие корабли под парусами, нагнав казачьи суда, давили их корпусом и опрокидывали, расстреливали из пушек ядрами и картечью, да и гибли в бури казаки, и море выбрасывало обломки казачьих судов и тела утонувших на прибрежные скалы.
Наполнив свои суда добычей, казаки возвращались домой, часто с боями. Брали и пленных, которых собиралось иногда в год много тысяч. Казаки старались брать в плен знатных людей для получения выкупа. Цена выкупа доходила до 30 тысяч золотых, особенно за турецких пашей. Рядовых пленных выменивали на русских невольников, в разменных местах. Брали в плен казаки и женщин, и девушек, особенно молодых и пригожих. Жен знатных мурз возвращали за выкуп, остальных же старались приручить приветливым обхождением и, окрестив, женились на них, причем браки эти совершались по разрешению Круга и с согласия «невест». Многие шли замуж охотно, а по правде говоря, куда им было деваться, дом далеко, да и, по- привыкнув, они уже без страха смотрели на пригожих и смелых казаков. Именно поэтому в землях казачьих много красивых людей — кровь многих народов смешалась в них.
На суше казаки тоже не сидели без дела. В Главном войске (в столице казаков) кипела вечная деятельность: одни возвращались из похода, другие уходили на поиск. Вот получена весть, что татары хлынули на разорение Украины; несколько сотен казаков на конях бросаются на перевозы и броды, заседают в скрытых местах и, выждав неприятеля, смело на него нападают. Хаживали казачки и в ногайские улусы, и в Кубанские степи до Кавказских гор, угоняя табуны коней и стада скота, и не останавливали их ни горы, ни овраги, ни широкие реки. Связав из камыша несколько пучков в маленький плот и привязав его к хвосту коня, на нем перевозили седло и вьюк, а сами с конями шли вплавь. Это называлось переправа на салах (так делали в свое время скифы и азиаты).
Кони, соль и оружие, рыба и серебро, одежда, ткани, золото, товары, драгоценные камни и «ясырь», пленные, были добычей казака.
Добыча шла в «общий котел» — ее сдавали атаману в «походную казну», не доходя до дома, подбирали поляну и «дуван дуванали» — делили добычу. Добыча делилась на число казаков, уходивших в поход. Пай погибшего получала семья, если казак был одинок, его пай передавали церкви «на помин души». Часть добычи отдавали церкви или монастырю, где доживали одинокие и увечные воины.
В монастыри отдавали и отслужившие свое и часть трофейных пушек — из них лили колокола.
После дележа добычи казаки одевались в лучшие добытые одежды, подплывали к пристани с песнями и стрельбой, соответственно встречающие салютовали возвратившимся из личного оружия и из пушек городка. Аналогично прибывали и конные отряды. Казаки всякий успех дела приписывали воле Божией, поэтому с пристани все прибывшие направлялись к храму, где служили благодарственный молебен, после которого, рассыпавшись по площади, обнимались, целовались, дарили подарки, пили вино.
Дома казак кланяется три раза отцу, три раза матери, предварительно перекрестившись на образа, и начинается встреча.
Конечно, по большому счету это были разбойничьи набеги с целью грабежа, захвата пленных и завоевания новых земель. Кочевники, горские племена, татары крымские, турки, ногаи поступали точно так же. Время было такое, жестокое, и набег, грабеж и захват почитались за доблесть, так как требовали смелости, мужества, риска, но и приносили большие ценности.
Выше всего у казаков ценились хорошие кони и оружие, а из оружия особенно «демешки» — клинки из дамасской стали, сабли с Востока и Индии, свейское оружие (шведское) и фряжское (итальянское). Владели казаки оружием, как холодным, так и огнестрельным, отменно, а все новые образцы его быстро попадали к казакам, и они быстро его осваивали, изумляя даже просвещенную Европу. По количеству и качеству вооружения казаки превосходили европейские войска (за исключением пушек).
В случае попадания в плен казаков продавали в рабство, а чаще их приковывали к веслам гребцами на больших галерах. Ценилась казачья сила. Пленных казаков татарские мурзы и турецкие паши старались переманивать на свою сторону и обещали не только сохранить жизнь, но предлагали хорошее жалованье, но служить «басурманам-нехристям» считалось у казаков за измену.

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты