Разгром уральского казачества

 Уральская область была образована в 1868 году из земель Уральского казачьего войска на правобережье и казахской территории левобережья и управлялись каждая из частей различными администрациями: войсковым правлением и областным правлением, во главе которых стоял губернатор — он же атаман казачьего войска в Уральске; по левобережью Алашординское с центром в Джамбейте. Издавна левобережье Урала было казахским, а правобережье — казачьим. Даже в 1920 году из 33 595 жителей Уральска казахов было всего 127 человек. В казачьих станицах, поселках и хуторах казахи встречались, но их было не более 1 %.
Советская власть для закрепления разгрома казачества в Гражданской войне использовала голод и всячески поощряла переселение казахов на казачьи I земли. Так в Тепловском районе в 1926 году из более чем  30 ООО населения казахов было 328 человек, то есть около 1 %. В Лбищенском районе, где до 1917 года проживало около 40 ООО казаков, к 1926 году казаков осталось  13,5 тысячи, зато казахов стало 3,5 тысячи. А в 1989 году в этом (Чапаевском) районе числилось 43 782 человека, из них казахов 38 574 человека, а русских только 5208 человек (казаков и того меньше). Переселение шло не стихийно, а по программе проекта, предложенного Петровским, в котором он предлагал разделить область на казахскую и русскую части, предоставив казахам автономию, а казачье правобережье вообще раздать другим губерниям России — Астраханской, Саратовской, Оренбургской, для того чтобы «с казачеством, как с особой группой населения, покончить.

И первой мерой в этих целях является организация массового переселения… для аннулирования какого либо выявления воли казачества. Но для выполнения этой задачи расказачивания мало. Необходимо предпринять и переселение казачества в средние губернии России».

С 1919 года план Петровского начал осуществляться. Различные ревкомы и советы, состоявшие из полуграмотных людей, руководствуясь решениями советского правительства и «революционным правосознанием», много чего испробовали для окончательного разложения уральского казачества, начиная от переименования названий улиц, городов и Уральской области до подчинения ее Киргизскому краю (декрет Ленина 1919 года).

А 26 августа 1920 года декретом ВЦИК и Совнаркома образована Киргизская АССР, переименованная в 1925 году в Казахскую АССР. Учредительный съезд Советов в октябре 1920 года провозгласил «Территория Киргизского края объявляется республикой Совета рабочих, трудового киргизского народа, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов». Формально за всеми национальностями, в том числе и казаками и другими трудящимися, закреплялись равные права на владение территорией и управление в форме Сове-тов депутатов. Но это было только начшхо. В наши дни казахи перестали стесняться и играть в демократию, и в первой конституции суверенного Казахстана республика провозглашена моноэтническим унитарным государством «самоопределившейся казахской нации», одной из 100 национальных групп, проживающих в Казахстане.

И хотя постановления о подчинении Уральской губернии Казахстану никто не выполнял, на казачьи земли (уже на законном основании) хлынул поток переселенцев казахов, вначале стихийно, а затем организованно-планово. Причем никто разрешения ни у волостных, ни уездных чиновников не спрашивал. Там, где раньше казахов было около 1 %, картина стала иной. Так в Каменском районе до 1917 года было менее 1 % казахов, в 1926 году — 3,6 %, а в 1989 году из 21 658 человек: казахов — 17 349 человек (более 80 %), русских и других национальностей — 4309 человек. На правобережье Урала от Гурьева до Уральска, в станицах и поселках, основанных казаками, русских почти не осталось. Многие поселки и станицы переименованы, Гурьев стал Атырау, а Уральск — Оралом.

В 1927 году по плану Петровского северные казачьи станицы Илекскую, Ташлинскую и город Илек передали Оренбургской области. Теперь это Тепловский (Первомайский), Ташлинский, Мустаевский и Илек- ский районы Оренбуржья. Земли Уральского казачьего войска разорвали на 3 части, отдав их Оренбургской, Западно-Казахстанской и Атырауской (Гурьевской) областям.

Советизация на казачьих землях

 Сразу после взятия Уральска красными частями началась советизация на казачьих землях. На «буржуазию и кулаков» налагается контрибуция в виде взыскания денежных сумм или имущества. Все предприятия национализируются, и они одно за другим тут же останавливаются. У купцов, промышленников и церкви конфискуются ценности и продовольствие, конфискуются и дома. В конфискованные дома вселяются
вовсе не бедняки, а ответственные советские работники (чиновники) и их родственники. Конфискованные ценности не раздаются бедным, а отправляются в центр. Семьи казаков, сражавшихся в белой армии, просто выбрасываются на улицу, а в их дома вселяются переселенцы (на все готовое).

В городе Уральске, сразу после его захвата красными, было обнаружено более 800 тысяч пудов хлеба и 50 тысяч пудов мяса (из записей Кутякова), но это только зерно на мельницах и складах и мясо в холодильниках города. На самом деле зерна и мяса было больше, так как в 1918 году в области был собран очень хороший запас зерновых. Через газету все население предупреждалось о том, чтобы все, имеющие хлеб, о том заявили и сдали его по цене 3 рубля 16 копеек за пуд, в то время как на рынке хлеб продавался по 15—20 рублей (и до 50). В случае «утайки» хлеба, предупреждала газета, он будет изъят по половинной цене 1,5 рубля, то есть в 10—20 раз дешевле его фак-тической стоимости. Мясо по «добровольной» сдаче оценивалось по 10 рублей за пуд, при его цене 24 рубля на рынке. Конечно, никто особо не разбежался сдавать хлеб и мясо. Тогда советская власть запретила частную торговлю. Закрьшись магазины и опустел базар. Начались реквизиции продовольствия без всякой оплаты силами ЧК и воинских частей. Попутно широко ведутся аресты лиц, не выполняющих сдачу денег по контрибуции, уклоняющихся от сдачи продовольствия и вообще всех контрреволюционеров, шпионов и про-сто подозрительных. Отобранный хлеб и продовольствие эшелонами увозили в Россию, в Центр. Ввели продразверстку — обязательный продовольственный налог, но она выполнялась плохо. Тогда в дело вступили продотряды, которые врывались в станицы и хутора и выгребали все «под гребло», забирая все запасы зерна, фуража, посевного материала, угоняли скот. Жителей, недовольных продразверсткой, выселяли целыми станицами. Начался голод.

А между тем из области 2 года подряд вывозят со складов реквизированное продовольствие; хлеб, масло, мясо, рыбу, скот. Так только за июль—сентябрь 1919 года из области отправлено 45 миллионов пудов зерна, в сентябре — 120 661 пуд пшена, 34 ООО пудов пшеницы, 19 ООО пудов муки, 1697 пудов судака, 2370 пудов воблы и др. продуктов.

Вдобавок ко всему в 1919 году полыхала Гражданская война и эпидемия сыпного тифа. При входе красных частей в Джамбейту на ее улицах насчитали 800 трупов умерших от тифа людей, а в окрестностях ее тоже было не меньше. Трупы кишели червями, в домах и госпитале вперемешку с трупами лежали умирающие. Вымирали семьями, в том числе и казахи. В некоторых аулах вымерло все население. Более половины станиц и хуторов выжжено, населения в некоторых осталось 10—30 %. Больницы переполнены. Петровский докладывает в Центр: «Часть 4-й армии и половина жителей области вымерли».

Спасались, кто как мог Кто-то спасся рыболовством в Урале и его старицах и речках, но ловили тайно, ночами, ибо рыбная ловля была запрещена, другие охотились петлями и капканами в лесу и степи, весной и летом ловили сусликов и сурков, копали коренья, собирали колоски под снегом. Промышляли все, кто мог двигаться, но в основном женщины, дети и старики. Пытались вручную обработать землю и что-то посадить-посеять. Но и этот урожай будет потом отобран продотрядами. Правда, продотрядники почему-то не отбирали тыкву, и только благодаря ей люди спасались. Но, несмотря на голод, в 1920 году сбор продовольствия продолжался. Так, газета «Красный Урал» сообщала, что с 1 мая по 1 ноября Лбищенским райпродкомом (по району) заготовлено: 438 голов крупного рогатого скота, 1109 — мелкого, 102 пуда масла, 560 пудов соли и пр., аналогично шла «заготовка» по другим районам. А кто же заготавливал? Сытые и наглые агенты и местные активисты (из лодырей-бедняков) — им лично перепадало от сборов. После таких «заготовок» передвигались тени, похожие на людей, и везде обнаруживались истощенные трупы. Много трупов (сообщает Н.Г. Чесноков).

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты