Степан Разин

  Разин Степан родился в казачьем городке Пяти-избах. Крестным отцом Степана был Корнила Яковлев, тот самый, который, будучи походным атаманом, водил не раз казаков громить крымцев. Молодость Степана прошла в походах и боях. В 1646 году он участвует в набеге на Тавриду, в 1647 году защищает Черкасск, будучи раненным, попал в плен и 2 года провел в земляной тюрьме, за боевые заслуги получил звание старшины еще молодым. В 1661 году он с Федором Буданом сумел заключить договор с калмыками против ногаев.

В 1665 году он в составе казачьих полков сражается в отряде брата Ивана Разина, походного атамана, в армии князя Ю. Долгорукого против поляков. Осенью казаки, устав от войны, когда затихли бои, пошли домой на Дон, так как считали себя добровольцами — они добровольно же пришли на помощь России. Их остановили силой. По решению армейского военно- полевого суда Ивана Разина повесили. Казаков было немного, и они ничего не могли сделать. Степан затаил обиду.

После войны с поляками Степан посетил патриарха (бывшего) Никона в Воскресенском монастыре, звал его на Дон, но Никон отказался. Степан побывал на Соловках в монастыре, куда ездил поклониться святым образам по завету отца. Оттуда он проехал на Запорожье и в 1667 году вернулся на Дон.

Эти его вояжи на первый взгляд непонятны, но скорее всего он хотел заручиться поддержкой церкви и Никона, а также создать союз с запорожцами для осуществления своих планов. А планы были дерзкими и масштабные — изменить Россию, учредить на всей Руси казачество.

Современники Разина в 1670 году, когда ему было примерно 40 лет, так описывают Степана: росту высокого, сложения крепкого, предприимчив и деятелен. Строг, молчалив, задумчив. Волосы темные, курчавые, бороды не носил. Взглядом мог «давить». Лицо немного в оспинах. Своенравен и упорен, разгульный до бешенства.

Начальников не любил. К казакам обращался «братцы, други, товарищи». Люди к нему — «батюшка». Главным считал Круг на Майдане.

Церковь не почитал особо, хотя был верующим. Когда ходил на Соловки, иконе Казанской Божией Матери (покровительнице казаков) в Усть-Медведицком монастыре подарил 2 фунта северного жемчуга.

Пользовался у казаков огромным авторитетом и любовью, обязательно бы стал донским войсковым атаманом за свой ум, отвагу и мужество. Его очень любил крестный отец — атаман Корнила Яковлев. Но у Степана была своя судьба.

В 1667 году Разин бросил клич по Дону, привычный и понятный казакам: «На Волгу, рыбки половить! На море за ясырем!» Через несколько дней 1500 казаков с Разиным на стругах шли вверх по Дону до Паншина и Качалина. Перешли на Волгу, где было много вольных казаков, и его дружина быстро разрослась до нескольких тысяч.

Нужно сказать, что Корнила Яковлев запретил Степану вести казаков в поход, Степан ослушался, не выполнив приказа войскового атамана (и своего крестного отца). Это было воинское преступление по законам Дона.

В войско к Степану в основном шла голытьба, не отягченные работой и заботами казаки-голутва, были в его войске и 400 запорожцев.

Далее события развивались стремительно. Вот как описывает подробности времени Разина Ригельман.
На Волге Степаново войско разграбило несколько купеческих персидских и русских караванов, в том числе государевы (государственные) и патриарший (Иосифа), людей много при этом побили, приставов повесили, лодки изрубили. Мимо Царицына пошли к Черному Яру, отряд Беклемишева, вышедший наперехват «ворам», разбили, а его самого повесили на мачте.

После содеянного Разин пошел к Астрахани, обошел ее Бузаном (протока Волги) и, выйдя в море, пошел на реку Яик. Здесь, на походе, его догнала делегация от царя с уговорами покаяться и получить прощение царское. Возглавлял делегацию Никита Сивцов, всех их убили и бросили в воду.

Богдан Северов со стрельцами (2 полка) догнал Стеньку, но отряд его был разбит, много стрельцов, отказавшихся пойти в войско Разина, убили.

Подойдя к Яицкому укрепленному городку, Разин взял его обманом, захватив оружие и артиллерию. Много жителей и стрельцов, не пожелавших пристать к нему, Разин приказал казнить и закопать в общей яме. Всех приказных, воевод и начальных людей разницы убивали. Прибывших к Разину для переговоров-уговоров полковников Яснова и Нелюбова повесили.

Перезимовав на Яике, на следующий, 1668 год Разин идет к морю и на Волгу, где разорил и сжег царские учуги (заколы для ловли рыбы) и татарское кочевье.

С Дона к Разину прибыла ватага Сережки Кривого, которая по дороге на Волге пограбила многие суда. Ватага вошла в Бузан, здесь их нагнала карательная команда, но казаки Кривого из засады (из камыша) внезапно их окружили, стрельцов побили и пошли дальше к Разину.

Астраханский воевода Хилков послал на Разина команду стрельцов, но они, утопив своего полковника Богдана Сакмышева, перешли к Разину.

Разин со своим войском идет в море к персидским берегам, с ним идут есаулы Иван Черноярец, Ларка Хренов, Лазарка Тимофеев, Михаил Ярославов, Сережка Кривой,   Алешка Каторжный — в войске Разина было около 2000 казаков и стрельцов.

В Шамхальстве Тарковском Разин учинил настоящий погром. Были сожжены Дербент и Баку, осаждены Тарки и вырезан Фарабад. Причем в Фарабад казаки прибыли как купцы и начали продавать и покупать товары, 6 дней шла выгодная торговля, а затем… по сигналу Разина казаки бросились на персов, убивали купцов и отнимали товары. Дворец шаха разграбили, красавицу-княжну Разин взял себе. Фарабад был буквально вырезан и сожжен. Фарабад не крепость, а мирный город.

Два года разинцы громят берега персидские, грабят корабли. В июне пятьдесят персидских судов с 3700 войска напали на флотилию Разина. Произошло настоящее морское сражение, под огнем корабельных пушек казаки прорубили борта кораблей и взяли их на абордаж. Только три корабля с оставшимися войсками ушли от разинцев. Но и казаки потеряли в этом бою около 500 человек. Разин ушел на Терек «зализывать раны».

Царь Алексей Михайлович сместил воеводу астраханского Хилкова и назначил нового — Прозоровского Ивана Семеновича, в помощники был определен его брат Михаил Семенович и с ним стольник Львов (с войсками).

Львов окружил Разина на Тереке, и тот, видя неминучую гибель (многие казаки были ранены и больны), раскаялся, принес клятву в верности царю, за что получил прощение и был отпущен на Дон. (Все-таки царь проявил великодушие к разбойнику и «вору», пролившему много русской крови и поставившего Россию на грань войны с Персией.

Царь простил, о чем Разину дали грамоту! Правда, грамота была годичной давности, а у Разина большое войско. Львов не решился на сражение, не будучи уверенным в своих стрельцах и гарнизоне Астрахани.

В августе 1669 года с богатейшей добычей, награбленной за два года, подошел Разин к Астрахани. Богато обставил свой вход воровской атаман. Все паруса на его судах были сделаны из дорогой шелковой ткани и все канаты были шелковые. Борта казачьих судов были увешаны коврами и уставлены золотыми и серебряными сосудами. Казаки были одеты в шелковые и золототканые одежды. И только худые, измученные, обветренные лица говорили о цене добычи! Успех вскружил голову Разину. Сам хмельной, с хмельными казаками гулял Разин в роскошно убранных ладьях, с песнями и музыкой по Волге. С ним сидела и персидская княжна…

И вот однажды Разин взял ее, красивую, юную, убранную в парчовые наряды, с золотыми браслетами и кольцами, и в пьяном угаре бросил в Волгу — на Руси по этому случаю сложили песню, воспевающую удаль и щедрость атамана донского (не слабо, а ведь это человеческое жертвоприношение, и кого — княжну — красавицу, женщину, которую он же и осиротил, беззащитную девушку).

4 сентября 1669 года Разин перетащился на Дон. Между Кагальницким и Ведерниковым городками на Кагальницком острове разинцы стали станом (с пушками).

На следующий, 1670 год на Дон прибыл царский посол Евдокимов с жалованьем. На Круге атаман Яковлев (законный атаман) собирает станицу к царю в Москву.

Разин, придя со своими казаками на Круг, «били Евдокимова и убили его, как лазутчика» и бросили в Дон тело. Воеводу Хвостова, сопровождавшего Евдокимова, так били, что тот умер, остальную свиту — под арест, Корнилу Яковлева с его есаулами разогнали, а сопротивлявшихся казаков «пометали в воду». Разина «избрали» атаманом Войска и по кличу Разина снова пошли на Волгу.

Оценим, действия Разина: во-первых, он клятвопреступник, отступил от клятвы в верности, данной им самим царю (в лице воеводы Прозоровского) на Тереке; во-вторых, он «вор» и преступник, убивший царского посла и воеводу, государевых людей, прибывших в Войско; в-третьих, он сам сместил уважаемого атамана Войска и незаконным (неполным) голосованием прошел в атаманы, — только за одно это он по казачьим законам Дона должен быть казнен — «в куль дав воду». У нас же в истории Разин — герой.
Господи, вразуми нас, грешных. Об оскорблении русского государя, простившего Разину тяжелейшие преступления, говорить не будем — это на совести Разина. Царь простил Разина потому, что пожалел проливать кровь христианскую и своих ратных людей и казаков. Некоторые историки утверждают, что Разин своим набегом на персидские берега оказал услугу России, он-де сорвал готовившийся поход горцев кавказских на русские земли.

Интересно очень, где логика? За это, мол, Москва простила Разина и пропустила его на Дон после его возвращения из похода. Во-первых, горцы и персы — это слишком разные вещи, и связи здесь нет, так как всегда казаки ходили на персов, а не наоборот. Горцы — да, прибегали на казачьи земли (на казачьи, а не русские — есть разница).

И если бы горцы пошли в набег, Разин пошел бы помогать стрельцам, которых он перед этим громил и убивал? Вряд ли!

На горцев нашлась бы быстро управа в лице казаков Дона, Волги, Терека — с Разиным ушли немногие.
А если правду? Извольте. Причина набега войска Разина на Персию в другом — в тот год половина Персии от землетрясения превратилась в руины, узнав об этом, Разин и пошел в Персию, где было не до него, так как армия занималась спасением людей и разбором завалов.

Расчет Разина оправдался. Итак, «государь всея Руси» простил Разина и, как видно зря, — Разин снова пошел на Волгу. У Паншина-городка к Разину собралось до 10 000 человек. Здесь было много гулящих людей из Руси, с Волги, с Дона Верхнего. Прибыл и атаман Васька Ус с ватагой с Волги.

Разин пошел на Царицын, по дороге разгромил калмыков, российских, и забрал у них коней и скот.
Обманом Царицын заняли без боя, воеводу Тургенева и начальных людей утопили («посадили в воду»). Камышин-городок взяв, воеводу и приказных утопили (без боя), а сам Камышин, выгнав жителей, весь сожгли.

Царское войско, шедшее на усмирение, Разин «прелестными письмами» к себе склонил, а голов стрелецких (командиров) Лопатина и Яшкина и их помощников утопил. Далее Разин пошел на Астрахань. Чтобы обезопасить свой тыл.

Навстречу Разину пошло войско Львова, но под Черным Яром его арьергард был разбит, а воевода Сергеевский и старшины были убиты. Войско Львова взбунтовалось и перешло к Разину. Львова связали, а прочих начальников и дворян побили. Спаслось два человека. Войско в Астрахани волновалось, требовало денег. Прозоровский нашел деньги, взяв их в монастыре и у митрополита. В это время пришел в Астрахань многопушечный военный русский корабль «Орел». Это был первый военный корабль России — первенец будущего военно-морского флота.

Астрахань — город-крепость за стенами с 460 пушками. Гарнизон Астрахани сражался, отбивая приступ, но недолго, нашлись изменники. Прозоровский был ранен в бою.

Разинцы, войдя в город, перебили купцов, дворян, бояр и детей боярских и приказных. Раненых 411 воинов-стрельцов, вытащив из церкви, изрубили у стен ее. Убили и брата Прозоровского — Михаила Семеновича. Самого Прозоровского, раненного, затащили на колокольню, и Разин лично столкнул его на копья. В последующие дни убили и утопили много дворян и полковников. Дома всех убитых были разграблены.

Из тюрьмы выпустили всех уголовников, и они сотворили много зла. Монастырь, церкви и купеческие лавки были также ограблены, имущество раздуванили (поделили), приказные дела сожгли. Оклады в церкви были изрублены и прострелены из пищалей.

Корабль «Орел» разинцы сожгли. Дошли рассказы астраханцев о том, что Разин сам в пьяном виде на коне ездил со свитой по городу и лично многих зарубил или отсек руки. Многих живыми вешали за ноги.

Старшего сына Прозоровского Бориса 10 лет и его 8-летнего брата повесили за ноги на городской стене (допытывались, где казна), а подьячего повесили рядом на крюк за ребро, допрашивая, где казна. Утром старшего мальчика сбросили мертвого, а младшего — живого еще — отдали матери. Подьячий умер, на этот же крюк повесили за ребро пленного сына гилянского хана. Много женщин, девушек и девочек было изнасиловано, убито и силой выдано замуж. Священников, отказывавшихся венчать такие «пары», топили.
Атаманом в Астрахани посадили Уса; Шелудяка и Терского — старшинами. Разин пошел на Русь.

200 судов пошли вверх по Волге, берегом шла конница в 2000 сабель. Казну отправили на Дон. В верховые города были посланы «прелестные письма», где Разин писал, что он идет «истреблять дворян, бояр и всехначальныхлюдей. И учредить в России казачество, чтоб всякий всякому был равен».

Саратов гарнизон сдал без боя. Всех приказных разинцы перебили и утопили. В городе для управления учредили Круг, атаманом посадили Григория Савельева.

Самара сдалась без боя. Воеводу Алфимова утопили, многих начальных людей и бояр тоже казнили. Атаманами в Самаре остались в 1670—1671 годах Игнатий Говорухин и Иван Кожевников.

В сентябре разинцы подошли к Симбирску и осадили его. Месяц шла осада, Милославский со стрельцами засел в Кремле. Из Казани на помощь шел воевода Барятинский… и успел. Бой был жестокий, и даже личное участие в сражении самого Разина не спасло его армию от разгрома. Сам Разин был ранен саблей в голову, пулей в ногу и ошеломлен (оглушен) в голову топором (спас шлем) Семеном Степановым из Алатыря, спасли Разина казаки. Барятинский вошел в город.

3 октября разинцы пошли снова на приступ, но войска Барятинского и Милославского встретили их по всем правилам военной науки, и вскоре разинцы начали отход, который превратился в бегство. Казаки и стрельцы Разина фактически при отходе бросили крестьян, примкнувших к ним, и ушли вниз по Волге на лодках. Большинство крестьян, осаждавших город, не зная об отходе казаков, не успели отойти и были перебиты или взяты в плен.

Это было отрезвление для Разина, встреча с регулярными частями русской армии оказалось не в пример взятию сдающихся без боя городов. 4 октября боевые действия у   Симбирска закончились. Начался суд и расправа.

По Волге плыли плоты с виселицами, кровью обагрились плахи.

Раненого Разина казаки увезли на Дон. На помощь Разину под Симбирск шли Васька Ус и Федор Шелудяк (на 240 стругах), но не успели. Шелудяк летом 1671 года пытался организовать сопротивление царским войскам в Жигулях, но отряд его был разбит, а сам он погиб. Его заманили на переговоры и пленили. Его именем позже был назван один из утесов в Жигулях.

Разин, выздоровев, два раза ездил в Черкасск. Первый раз его встретили вежливо, а во второй раз пригрозили пушками и не пустили.

14 апреля донцы с Корнилой Яковлевым «боем взяли стан Разина» и его самого и брата Фрола пленили.  Вначале его просто стерегли, но потом заковали в цепи и отправили в Москву.

Казнили Разина на Болотной площади в Москве четвертованием при большом стечении народа. Фрола возили на Дон, допытываясь, где казна и награбленные сокровища Разина, но, видимо, так и не нашли. Фрола осудили на вечное тюремное заключение. Астрахань осадили, и она сдалась. Ус умер от непонятной болезни еще до сдачи города.

4380 Степан Разин

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты