Версии происхождения казачества. Часть шестая

казачества 6 Версии происхождения казачества. Часть шестаяСеверные территории Руси — Русь Новгородская, Псков и Вятка — не знали монголо-татарского нашествия, этот феномен историки до сих пор не могут внятно объяснить: вряд ли всерьез татаро-монгольские войска могли остановить русские леса и болота, были же туда дороги.
Эти территории имели свое самоуправление и были самостоятельными демократическими княжествами, в отличие от других княжеств Руси. Верховной властью здесь было вече — народное собрание, сходное с казачьими Кругами. Был, конечно, и князь, но он подчинялся по большому счету решениям вече и мог быть смещен с верховного поста или избран на него.

Версии происхождения казачества

часть шестая

Новгородские и вятские ушкуйники в истории казачьей.

 

Северные территории Руси — Русь Новгородская, Псков и Вятка — не знали монголо-татарского нашествия, этот феномен историки до сих пор не могут внятно объяснить: вряд ли всерьез татаро-монгольские войска могли остановить русские леса и болота, были же туда дороги.

Эти территории имели свое самоуправление и были самостоятельными демократическими княжествами, в отличие от других княжеств Руси. Верховной властью здесь было вече — народное собрание, сходное с казачьими Кругами. Был, конечно, и князь, но он подчинялся по большому счету решениям вече и мог быть смещен с верховного поста или избран на него. Были у новгородцев свои вооруженные силы, и достаточно большие. Это, во-первых, княжеские военные дружины, но по количественному составу они были не очень большие, так как содержать их было делом дорогостоящим. Справедливости ради отметим, что княжеские дружинники были воинами-профессионалами на службе у князя.
казачества 6 1 Версии происхождения казачества. Часть шестаяГораздо более значительны были дружины ушкуев (ушкуйники), очень похожие на казачьи воинские соединения. Формально ушкуи подчинялись князю и решениям вече, но на деле это были дружины профессиональных воинов, часто необузданного нрава, и в этом они казакам просто братья по духу.
Ушкуйники совершали ближние и дальние походы — набеги за данью, подчиняя Великому Новгороду все новые земли. Наша история скромно умалчивает то обстоятельство, что ушкуи в свое время грабили и «своих» — Кострому, Ярославль, Нижний Новгород.
Потомки ушкуев заложили Архангельск, Великий Устюг, Мурманск.
Совершали ушкуи и дальние военные походы. Так, до нас дошли сведения, что в 1349 году «ходили ушкуи воевать Норвегию» — родину знаменитых викингов,
державших в страхе всю прибрежную Европу и побережья европейских рек. По Волге и Днепру ушкуи доходили до Турции и Персии.
Но особенно поражают воображение их походы в Сибирь. На своих судах Студеным морем (моря Ледовитого океана) летом, а зимой на лыжах через Каменный Пояс (Урал) шли они по Печоре, Перми, Югре в Мангазею — Западную Сибирь, приводя в покорность живущие там народы и собирая с них дань пушниной, рыбьим зубом (кость клыков моржа и бивней мамонта).
Ушкуйничьи данщики ходили в походы «ватагами под началом ватаманов» — вот и еще одна версия происхождения слова атаман. Не здесь ли ответ?
В XVI—XVII веках из Мангазеи вывозились меха и «рыбья» кость на огромные суммы в Россию, только соболей до 100000 шкурок, что равнялось одной четверти дохода в казну России, а беличьи, лисьи, песцовые шкуры, этого было не менее — хотя к тому времени ушкуев уже не было, так как в 1478 году Великий Новгород был подчинен Москве и походы ушкуев сошли на нет, но именно в это время особенно усилились вольные казачьи общины на Украине, Волге, Дону, — и это не удивительно, так как вольные ушкуи вряд ли все перешли на «государеву службу», большая часть ушла к казакам — таким же вольным по духу и жизни людям.
Наверное, отсюда поразительно становятся похожими казачьи струги на ушкуйничьи суда. Интересно, что на казачьих стругах нос делался в виде конской головы, как у ушкуйников. Ушкуи не просто влились в казачьи поселения, но основали много новых, которые мы считаем чисто казачьими — станица Раздорская на Дону, ставшая в свое время столицей Донского Войска (Раздоры).
Думается, что ушкуи и казаки сошлись душа в душу, им не пришлось привыкать друг к другу.
Интересно, что у Ермака в дружине были казаки Окул (Продувной) и Корчига (Хрипун), а это чисто новгородский говор.
Шло время. Казачество ширилось, развивалось, в казачьи поселения притекали люди разные, привнося новые слова, обычаи, обряды, но основа казачества, его стержень — слявянский вольный дух и православие.

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты