Чайка. Донские казачьи сказки

Старики и те об этом перезабыли. А ведь когда-то все оно было. Тогда Азов был под турками. Крым — под татарами. Татары на конях по степям рыскали, на шашках частенько с казаками переведывались. Казаки же по Азовскому и Черному морям на легких стругах к турецким да к татарским берегам ходили. Громили басурманские города и крепости. Домой назад на тихий Дон … Читать далее

Что на свете всего милее. Донские казачьи сказки

Как-то раз в привольной степи, на перекрестке двух дорог, встретились важный турецкий паша, вельможный польский пан и простой донской казак. Встретились и между собой повели речи. Долго обо всем беседовали. Наконец, вельможный пан говорит: — А ну-ка, получше подумайте да потом скажите, что на свете всего милее? Усмехнулся турецкий паша. По толстому брюху рукой гладит. — Чего же тут думать. … Читать далее

Одолень-трава. Донские казачьи сказки

Все это было у нас на Дону в незапамятные времена. В ту пору степи наши звались Диким полем. Везде, куда ни глянь, ковыли да травы высокие, а средь них пролегал Ногайский шлях. Татары по тому шляху на Русь ходили. Жилья нигде не приметишь, лишь по-над самым Доном да по-над речками, его притоками, редко-редко стояли казачьи городки. В них и днем … Читать далее

Как вихрь-атаман Платов военной хитрости учил. Донские казачьи сказки

Было это дело, когда под Сталинградом немцев наши войска со всех сторон окружили, в железное кольцо их крепко-накрепко зажали. Знают немцы, что окружены они, но не сдаются, упираются, каждый шаг земли нашим войскам в то время у них с бою брать приходилось. Собрались как-то раз в блиндаже наши донские казаки — все лихие разведчики, из таких, что каждый не один … Читать далее

Пристанский городок. Донские казачьи сказки

После великого бунта на Хопре осталось от Пристанского городка одно ровное да голое место. Все казачьи дома солдаты пришли и напрах пожгли, с черною землею сравняли, казаков, жен их и детей малых побили да поразогнали. А самое место, где Пристанский городок стоял, царь отдал Родионову, что из простых казаков во дворяне выслужился, а выслужился тем он, что свою совесть царским … Читать далее

Казанок. Донские казачьи сказки

Дело это после бунта (Булавинское восстание — прим. ред.) было, когда все хоперские станицы царские солдаты пожгли и поразорили. Остались в станицах старики, старухи да бабы с малыми детьми погорельцами. Жить им было негде, и хлеба тоже не достать. Не лучше чем в других станицах были дела и в нашей. Куда ни глянь — горе и слезы, везде нищета неприкрытая. … Читать далее

Донской герой вихрь-атаман Платов. Донские казачьи сказки

Встретился как-то французский генерал с славным донским вихрем-атаманом Платовым и говорит ему: — Удивляюсь я, как мои славные солдаты, побеждавшие всех царей и королей, немало их войска в плен побравшие, не могут осилить и одолеть твоих казаков. Моих солдат всегда в два, а то и в три раза больше бывает, а казак всегда их одолевает. Улыбается славный донской вихрь-атаман Платов, … Читать далее

Шашака-саморубка. Донские казачьи сказки

Жили были в станице казак с своей бабою. Жили они ни бедно и ни богато, а так себе, середка на половине. Были у них три сына. Старшего звали Петром, середнего Николаем и меньшего Ванюшкой. Первые два старших были умными, а меньшой был не так чтоб совсем глупым, а «малость с придурью» у своих отца с матерью и станичников считался. Подросли … Читать далее

Станица Котовская. Донские казачьи сказки

На шляху между станицами Урюпинской и Михайловской лежит станица Катовская. Нынче ее уже из молодых казаков никто не зовет станицей Катовской, а все больше Котовской величают. Должно, думают, что в их займище коты дикие когда-то жили, а вот вы лучше послушайте, что люди старые про это говорили. Не коты там в лесу жили, а в этой станице царские воеводы всех … Читать далее

Почему на осине лист дрожит. Донские казачьи сказки

Всегда, и когда ветра нет и тишина стоит, на белой осине лист трепещет и дрожит. Всегда на этом дереве бьется лист, когда ни погляди на него. Случилось это после того, как Кондрата Булавина предали, воеводам его за сто целковых продали. Нашлись в Черкасске иуды да предатели тер да ер, да Ванька-вор, да Федька-резак, да жила Епишка, да прижимистый Мишка — … Читать далее