ВЫПУСКАЙ — ЭТО МОЧА!!! Из моих летных воспоминаний

38821136 1962593154030956 2953034764711362560 n ВЫПУСКАЙ   ЭТО МОЧА!!! Из моих летных воспоминаний

Летчики дальней авиации уходят в небо на большие расстояния. Иногда полет длится более 10 часов, а с дозаправкой в воздухе доходит и до 21. Безусловно длительный полет в авиалайнере с выполнением боевого задания — это особая атмосфера внутри экипажа. Слетанность, взаимовыручка, особые термины и слова, которые усиливают понимание на профессиональном языке. Самолет ТУ 95, если посмотреть на него изнутри — это длинная машина, по центру проход, а по бокам рабочие места штурманов, радистов, операторов и летчиков. Каждый на своем рабочем месте выполняет свое задание. Кто то отслеживает радиолокационные приборы, кто то ведет ориентир по звездам, а кто — то контролирует радиосвязь. В море очень сложно ориентироваться и здесь необходима особая подготовка, ведь топливо не вечно и пилоты не имеют право на ошибку.
Каждому в полет давали сухой паек. И чего там только не было: тушенка, соки, галеты и многое другое. В летной столовой брали много хлеба. После взлета радисты собирали у каждого, по банке тушенки и через некоторое время в кабине раздавался запах жаренных гренок. В самолете была предусмотрена электрическая плита.
В те далекие советские времена самолеты этой конструкции не имели туалетов. Летать приходилось долго, а для отправления естественной нужды в центре прохода ставили обычное оцинкованное ведро. В экипажах был обычай: — кто первый сходит, тот и выносит его после полета. Поэтому летчики терпели всегда до последнего, ну и естественно старались отлить перед самым вылетом….
Петрович служил техником корабля. Ему было сорок и под конец службы, за какие то там заслуги, ему все — же присвоили звание капитан. На летчиков Петрович всегда смотрел завороженно, часто подбадривал их перед полетом и сильно волновался, когда экипаж уходил на задание. Его засмаленная роба переливалась на солнце, а шапка, со всегда свисающей кокардой, напоминала засушенный пирожок из летной столовой. Завидя неопрятный вид техника грозный командир полка,
всегда начищенный до блеска, привычно делал ему замечание.
— Что же ты такой грязный, Петрович? Воды что ли дома нет?
— Зато у меня самолет чистый, отвечал тот.
Петрович всегда был чем то занят. То он чистил снег на стоянке у самолета, то проверял люки, то бегал с манометром и отслеживал давление. Летчики доверяли ему и потому Петрович чувствовал свою значимость. От него многое зависело и прежде всего безопасность….
Экипаж через открытые люки с парашютами на перевес стал подниматься в самолет. И вот люки закрыты и техники проверяют их герметичность.
Команда на запуск двигателей.
Было пять утра и потому солнце еще не сильно освещало землю, утренняя прохлада бодрила. Петрович еще раз осматривал самолет и вдруг увидел на колесе левого шасси протечку жидкости. Он мгновенно отреагировал, дал команду помощнику остановить выруливание самолета, тот с красными флажками выскочил перед кабиной летчиков. Сам же принялся изучать протечку. Жидкость на колесе настораживала. Это могла быть тормозная жидкость, или масло с гидроусилителя. Петрович растер ее на ладонях, понюхал, попробовал на язык и с радостной улыбкой крикнул своему помощнику:
— Выпускай, все нормально! Это моча!

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты