Где казаки зимуют

0150 Где казаки зимуютВ станице Старочеркасская можно познакомиться с историей донского казачества, побывать на Атаманском подворье, отведать солянку из осетрины и потрогать цепь, на которой сидел Степан Разин.

Из Ростова-на-Дону до станицы Старочеркасской можно добраться минут за сорок. Дорога тянется через лог — широкое поле, пересеченное оврагами. Проносятся желтые головки подсолнухов, гнезда аистов на крышах, пасущиеся кони — и вот уже за остатками старинных земляных укреплений возникают кресты Воскресенского Войскового собора. У входа в храм как предостережение бунтовщикам висит массивная железная цепь, которой после ареста был прикован «атаман голытьбы» Степан Разин.0150 Где казаки зимуют

В течение 150 лет Черкасск (так раньше называлась станица Старочеркасская) был столицей донских казаков. Здесь прогремел первый на Руси салют и был построен первый на Дону каменный собор, здесь родился герой войны 1812 года атаман Матвей Платов и было основано «Атаманское подворье» — музей казачьего быта и заповедник под открытым небом. Бывший дворец атамана похож на маленькую домашнюю крепость. Приземистый дверной проем, толстые стены, сводчатые потолки, металлические прутья на окнах. На первом этаже выставлена коллекция традиционной казачьей одежды. За стеклом — нарядное платье-кубелек (с татарского — «бабочка»), украшенное парчой, бархатом и кружевами, с высокой талией и крупной застежкой. Вплоть до начала XIX века жены казаков носили восточную одежду, ведь по большей части это были пленные женщины — турчанки, татарки, персиянки. Мужчины одевались не менее живописно. В экспозиции можно увидеть пестрые турецкие халаты и кавказские бешметы, необъятные шаровары с золотыми кушаками и кожаные сапоги с высокими голенищами, зипуны из сукна и кафтаны из шелка. Шелк в те времена был не только признаком роскоши, но и предметом первой необходимости: на гладкой ткани не живет вошь — паразитке не за что уцепиться, и она сразу скатывается на землю. 0151 Где казаки зимуют Казаки не только воевали, но и пасли скот, пахали землю, выращивали полупудовые арбузы, собирали мед, охотились на зверя и, конечно, рыбачили. Старожилы еще помнят громадных осетров, что водились в притоках Дона. Говорят, с одной рыбины можно было собрать целое ведро икры. В начале прошлого века в Черкасске сорок заводов перерабатывали рыбу — солили, коптили, закатывали в бочки и отправляли по всей России. Здесь было четыре кирпичных и три свечных завода, две винокуренных фабрики, четыре мельницы, двадцать пять лавок и сорок кабаков.

Маланьина свадьба

По сравнению с теми временами, когда казаки носили бешметы и шаровары, казачий костюм сильно изменился. Вот идет по Малосадовой улице подтянутый, несмотря на солидный возраст, молодец с окладистой бородой, в синем мундире и брюках-галифе с красными лампасами, в фуражке и кирзовых сапогах. Идет с поднятой головой, всем своим видом подтверждая, что, несмотря на репрессии и гонения, в Старочеркасской сохранился дух вольной казацкой станицы.

Возникает даже ощущение, будто на центральной площади и сейчас шумит майдан, на котором когда-то лихой атаман Степан Ефремов увидел чернобровую казачку Маланью Карповну. Любовь вспыхнула с первого взгляда, а через месяц состоялось венчание. По случаю небывалого торжества на главной улице поставили столы с жареными поросятами, осетрами и заморскими винами. Целую неделю славили казаки атамана и его красавицу-невесту. Тогда-то и появилась присказка: «Наготовлено, как на Маланьину свадьбу».

0152 Где казаки зимуют

 

Сегодня в станице Старочеркасской возрождается казацкая свадебная традиция со всеми присущими ей элементами: «смотринами», «сватовством», «пропиванием жениха». Как и было принято раньше, окончательное решение принимает главный законодательный орган — казачий круг. Обращаясь друг к другу, молодые говорят: «Ты, (к примеру) Наталья, будь мне женой» и «Ты, Григорий, будь мне мужем». Если станичники одобрят выбор возгласами «Любо!», брачный союз свершился. Назначается день, приглашаются родственники, друзья и почитаемые люди. Казачья свадьба — это веселье и подарки, танцы и песни под гармонь, переодевание мужчин в женское платье. Гости «гуляют» до самого утра, а молодые, под шутки и прибаутки, отправляются на брачное ложе. К столу подаются традиционные блюда донской кухни — солянка из осетрины, блины станичные, пироги с ливером, фирменный сбитень — горячий напиток с лечебными травами, медом, гвоздикой и корицей. Раньше донские казаки пили пиво из огромных кувшинов и закусывали раками, сваренными в пузатых чанах. Вино из глиняных бутылок наливали в трехлитровые братины и пускали по кругу. Последние капли, оставшиеся на дне, плескали в зубы коню, и до сих пор последний застольный тост на Дону называется «Коню в морду».

Перевернутая фуражка

Выпив по рюмочке, старые казаки вспоминают о полузабытых обычаях, связанных с воспитанием детей. Из мальчика всегда старались вырастить хорошего воина. На «первый зуб» родственники и друзья семьи дарили ему стрелу, на «второй зуб» — патрон, на «третий» — пулю, затем лук, ружье и саблю. Игрушечное оружие подвешивали над колыбелью, чтобы малыш мог с ним играть. В колыбельных песнях говорилось не об усталых игрушках и книжках, а о подвигах в военных походах.

В станице Старочеркасская были свои собственные обряды. Когда казачонку исполнялся год, родители посвящали его в казаки. Отец постригал сыну волосы в кружок, вешал ему на шею саблю, сажал на коня и обводил вокруг церкви. Потом возвращал ребенка матери и поздравлял ее с новым казаком. В три года отмечался праздник «первых штанов», когда мальчик вместо длинной рубахи получал широкие шароварчики.

Семилетний казачонок уже уверенно сидел на коне и умел управлять казачьей лодкой-долбленкой, которая называлась «каюк». Лодка изготавливалась из цельного ствола, была не очень устойчива и сложна в управлении. Переворачиваясь, она накрывала мальчика, и выбраться из-под нее можно было с большим трудом. Так родилось выражение: «Пришел каюк». С девяти лет пацан перебирался на ту половину дома, где жили его старшие родственники мужского пола. Ему часто говорили: «привыкай служить, ты теперь не дитё, а целых пол-казака!»

Если рождалась девочка, ее окунали в воду и давали отцу ритуальную кашу, посыпанную солью, перцем и горчицей. Он должен был съесть горькое варево, ни разу не поморщившись. Девочку обучали трудам, необходимым в тяжелой жизни донской казачки. На пятнадцатилетие самый старший член семьи — дед или прадед — дарил ей колечко со словами: «ты у нас теперь барышня». Она надевала украшение на безымянный палец левой руки — это означало, что ее можно сватать.

Казаки были людьми военными, не каждый из них умел говорить нежности и объясняться в любви. Приходя в дом к избраннице, парень пил чай, общался с родителями и при этом клал свою фуражку козырьком вниз. Барышня ставила самовар, хлопотала по хозяйству и как бы невзначай переворачивала фуражку. Это означало, что казак понравился ей и может присылать сватов. Если же она вешала фуражку на крючок в коридоре — ни о каком сватовстве речи быть не могло.

Когда у девушки появлялся жених, она переносила кольцо на палец правой руки. Уходя в боевой поход, жених дарил невесте серебряное кольцо с бирюзой — камнем надежды и памяти. Такую девушку станичники опекали и берегли, ведь она могла стать вдовой еще до свадьбы.

Казак или самозванец?

Характерная внешность донского казака — статный, красивый, чуть смуглый человек с легкой примесью восточной крови. Помимо генов и привычки пить кофе, казачьи жены привозили с собой и тюркские слова. До сих пор на Дону блюдо из жирной пенки на молоке, похожее и на сметану, и на творог, называют «каймак», а уху именуют «щерба». Само слово «казак» в переводе с тюркского значит «вольный человек».

Из русского языка давно ушли слова «сапа» (змея) или «гутарить» (говорить), а в станице Старочеркасская их еще можно услышать. Употребляются и слова, пришедшие из украинского языка: «зараз», «ховать», «бачить», «кохать». Есть некоторая разница между русским языком и казачьим «гуторящим» диалектом. У казаков нет имен существительных в среднем роде — все они приобретают качество женского рода. Казаки говорят: «лета теплая» (вместо «лето») или «чада милая» (вместо «чадо»). Слово «войско» не является синонимом русскому слову «армия». Казаки называют «войском» организованное сообщество граждан с особым укладом жизни, обрядовостью и культурой. Поэтому «Войско Донское» — понятие не только военное, но также и социальное, и территориальное.

0153 Где казаки зимуют

Хуторские и станичные казачьи общества стали восстанавливаться в годы горбачевской перестройки. В 1995 году Министерство юстиции зарегистрировало органы регионального общественного самоуправления — казачьи войска, сформированные по территориальному признаку. Сегодня в России насчитывается семнадцать казачьих войск. Всевеликое Войско Донское включает примерно 170 тысяч реестровых казаков — мужчин, достигших 18 лет и заявивших о своем намерении служить Отечеству.

По закону высший чин казачьего генерала присваивается войсковому атаману, утвержденному президентом России. Чины от подъесаула до полковника присваиваются представителем президента в федеральном округе по представлению войскового атамана. Чины до подъесаула присваиваются приказом войскового атамана. Если этот регламент не соблюден, значит тот, кто надел награды и темно-синюю форму донского казака, обыкновенный ряженый самозванец.

 

Еще больше фотографий тут

Источник: http://strana.ru/journal/23778744

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты