ЛЫСАЯ ОБРАЗИНА

38264131 1956940974596174 707536419668623360 n ЛЫСАЯ ОБРАЗИНА38264131 1956940974596174 707536419668623360 n ЛЫСАЯ ОБРАЗИНА

— Эта лысая образина, то есть твой отец , опять изволил нажраться, — сказала жена депутата Подлещикова старшему сыну указывая пальцем на сильно пьяного папу.
Теперь эти слова как будто кочергой стучали по его лысой и загорелой голове. И от того на душе было так тоскливо. С женой он ругался часто, особенно в пьяном виде. Вот и теперь, обиженный таким выражением своей супруги он лег спать.
Ровно в пять утра, гонимый неутолимой жаждой и желанием сходить по малой нужде он проснулся, встал и уж потом не отважился вновь ложиться в постель.
Решил пойти на работу, благо его кабинет располагался недалече от дома.
Ему едва стукнуло сорок, помимо лысой головы и вечно сморщенного лба мужчина имел два выпученных глаза и пухлые, обильно окрашенные пунцовым цветом губы. Глядя со стороны можно было бы предположить, что этот депутат, сидящий за столом в личном кабинете, безумно одинок. Иногда его лысая голова и покатые плечи олицетворяли самое ничтожное существо напоминающее дождевого червя.
— Все, бросаю пить!.. Медленно шагая мямлил он себе под нос.
Больше … ни за что! Пора же мне наконец за ум
взяться. Вот и жена ругается, а на работе тоже одни неприятности.
Вчера ни за что не про что одного жалобщика выставил за дверь,
а ведь я депутат как никак.
Надо работать, трудиться… Если ты депутат, так работай
честно, усердно, по совести, пренебрегая покоем и сном. Баловство
брось… Привык, брат, задаром зарплату получать, а это вот и не
хорошо….
Прочитав себе несколько подобных нравоучений, Подлещиков
начинает чувствовать непреодолимое стремление к труду. На часах
только что пробило половину шестого утра, но, несмотря на это,
он решает сиюминутно попросить прощения у того самого
жалобщика, которого вчера выставил из своего кабинета.
Пошарив на столе обрывки каких то записок Евгений схватил телефон
и стал дрожащими от вчерашней попойки пальцами набирать номер.

На той стороне раздается заспанный голос, по всему виду
переполненный ночным ужасом.

— Алло!
— Мужчина! — обращается он к жалобщику. — Послушайте я не
запомнил вашего имени!
Жалобщик вздрагивает и слышно как он громко вздохнув
вскакивает с постели.
— Что?
— Я того… как его?.. Вы не обижайтесь…

— Что? Кто? а?

— Вам говорят по-человечески это Подлещиков вы вчера изволили
жаловаться,- уже с раздражением проговорил депутат.
— Боже мой! -плачущим голоском стонет жалобщик.
— Господи, Боже мой! Я страдаю бессонницей… три ночи не спал,
нарочно снотворное принял, чтоб уснуть, а вы… Звоните в пять утра!
Ведь это безжалостно, бесчеловечно! Если бы вы знали, как трудно
мне уснуть, то не стали бы беспокоить меня такой чепухой…
Безжалостно и глупо!
И на что я вам понадобился?

Подлещикова снова охватывает грусть его лысая образина заливается
багровой краской .
— Вы здесь не кричите! Здесь не кабак! — говорит он быстро хлопая
своими выпученными глазами.
— Да в кабаке люди на много порядочнее… — кричит жалобщик.
— Как мне теперь уснуть во второй раз!
И удивительное дело: всю страну объездил и даже заграницей
побывал и никто мне там ночью не звонил, а тут,
словно черт этого негодяя под локоть толкает!.. Управы на вас нет!
Заграницей такой подлости никто бы не вытворил…

— Ну и поезжайте в свою заграницу, если вам там нравится! — проорал
Подлещиков и бросил трубку.

Между тем жалобщик продолжал разговаривать сам с собой…
— Глупо, же! Да!
Мало того, что кормят нас одними обещаниями, ничего не делают
так еще, черт ее подери издеваются. Звонит он в пять утра, будит!
Скажите, какое усердие! Добро бы это для людей делалось,
а то ведь врут и деньги только зря получают!

Тем временем Подлещикова мучила совесть. Он ходил из угла в угол
по своему кабинету и не мог понять как же так вышло , что вчера
на приеме с населением он так напился, что даже нагрубил
жалобщику.
— Еще пожалуется на верх,- подумал Подлещиков. — Нет, надо все
же позвонить и объясниться. Он снова берет телефон и набирает
знакомый номер.

— Алло!,- все тот же сонный голос в трубке.
— Послушайте, мужчина! — мямлит Подлещиков — Вы меня не так
поняли, я хотел объясниться.

— Жалобщик вздрагивает, словно ужаленный и плачущим голосом
начинает причитать
.
— Боже мой! Только принял вторую таблетку и только что задремал,
как он опять… опять! Умоляю вас, имейте вы совесть!
— Это невыносимо! Я буду жаловаться! Более терпеть
я не в состоянии. Я… я умираю…
— Это подло, гадко!
-Убирайтесь вон отсюда!
Вы поплатитесь за подобное издевательство! Вон!!!

— Гражданин ! Ежели вы не перестанете кричать, то я принужден
буду вызвать полицию и составить акт об этом факте,- командирским
голосом проорал депутат.
Услышав слово «полиция», жалобщик изменился в лице, бросил
трубку на скомканную постель и с презрением поднес два кукиша.

— На-кося! — вот тебе твоя полиция ! На-кося

Подлещиков машет рукой, вздыхает и садится в кресло, в слух
начиная рассуждать:

«Ну и народ! Попробуй тут поработай! Поневоле плюнешь на все…

-«Выпить!» Под столом недопитая бутылка водки. Подлещиков
наливает полный стакан, кривится, затем залпом выпивает.
А тем временем часы пробили шесть утра.

И. Сокуренко

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты