Общественник ЙОЗЕФ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ БУБКИН

77 e1503302110652 Общественник ЙОЗЕФ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ БУБКИНЙозеф Валерьянович Бубкин  был не только гениальным общественником, но и гениальным лентяем. Среди всех активных граждан  которыми изобиловал наш район, он был самым непроворным и наиболее часто попадавшим впросак. Причиной к этому служила его чрезмерно кипучая натура. Это был кипучий лентяй. Он постоянно ленился. На рабочем месте, а работал он общественником, да да именно это занятие бездельник Бубкин  считал настоящей работой. Как никак, деятельность, которую он проводил   придавала ему значимости. Глава администрации и важные чиновники всегда здоровались с ним, так, на всякий случай,  и он часами просиживал у здания администрации пытаясь застать пробегающего мимо начальника, протянуть ему руку и  обмолвится словечком. Это обстоятельство придавало его персоне массу впечатлений. Такая дружба рождала важные для района идеи, которые он тут же пытался воплощать в жизнь, потому на рабочем месте    застать его было невозможно.

 

Ему было не до работы. Он не мог видеть спокойно

въезжающего в свой или чужой двор поливальный трактор или пожарный автомобиль.  Бубкин сейчас же

выходил во двор и, сложив руки на спине, презрительно наблюдал за действиями водителя. Наконец сердце его не выдерживало.

— Кто же так заезжает? — кричал он, ужасаясь. — Заворачивай!

Испуганный азиат заворачивал.

— Куда ж ты заворачиваешь, морда?! — страдал Йозеф Валерьянович, налетая на трактор. — Надавать  бы тебе по морде, тогда бы заворачивал!

 

Покомандовавши так с полчаса, Бубкин собирался было уже возвратиться к своим делам, где ждал его народ, но тут спокойная жизнь  района  обычно вновь нарушалась каким-нибудь недоразумением.

То у метро  торговали бабки и Йозеф Валерьянович указывал, как лучше всего и чем  торговать, при этом ни когда не брезговал угощениями, то бежал на общее собрание жильцов, при этом Йозеф Валерьянович  стоял посреди двора и созывал жильцов, обзванивая их по телефону; но на самом собрании ему не удавалось поприсутствовать, потому что  у метро полиция организовала рейд по незаконной торговле   и  взволнованный этими событиями   и испепеляемый огнем беспокойства, бежал на это место где стояли  все те же бабки, которым утром он давал дельные советы и брал у них угощения.  Но больше всего его волновали казаки, за которыми, как он считал  нужно было присматривать.

78 Общественник ЙОЗЕФ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ БУБКИН

Однако временами Йозефа Валерьяновича Бубкина  настигала стихия реального действия. На несколько дней он скрывался на работе  и молча работал.

Дети свободно бегали по двору и кричали что хотели, поливальные машины заворачивали и описывали во дворе какие угодно кривые, бабки у метро продолжали торговать, а полиция проводила свои рейды,  — Йозеф Валерьянович пил. Однажды, после одного такого

запоя, он вывел во двор, как барана за рога, мотоцикл, составленный из кусочков автомобилей, огнетушителей, велосипедов и пишущих машинок. Мотор в 1 1/2 силы был вандереровский, колеса давидсоновские*, а другие существенные части уже давно потеряли фирму. С седла свисал на шпагатике

картонный плакат «Проба». Собралась толпа. Не глядя ни на кого, Йозеф Валерьянович закрутил рукой педаль. Искры не было минут десять. Затем раздалось железное чавканье, прибор задрожал и окутался грязным дымом. Йозеф Валерьянович кинулся в седло, и мотоцикл, забрав безумную скорость, вынес его через туннель на середину проезжей части  и сразу остановился, словно срезанный пулей. Йозеф Валерьянович  собрался было уже слезть и обревизовать свою загадочную машинку, но она дала вдруг задний ход и, пронеся своего создателя через тот же туннель, остановилась на месте отправления

— посреди двора, ворчливо ахнула и взорвалась. Йозеф Валерьянович уцелел чудом и из обломков мотоцикла в следующий запойный период устроил стационарный двигатель, который был очень похож на настоящий двигатель, но не работал и отдал всю эту конструкцию казакам.

Венцом академической деятельности общественника -интеллигента была эпопея с добровольным пожарным обществом, которое  доверило  Йозефу Валерьяновичу пожарный автомобиль, который он обязался починить и выполнить услугу по обеспечению пожарной безопасности во время празднования дня города. С другой стороны, пожарное общество  обязывалось уплатить Й. В. Бубкину, по приеме работы специальной комиссией, гонорар в сумме пятнадцать тысяч рублей. Гербовые марки были отнесены за счет исполнителя работы.

Йозеф Валерьянович взялся  за дело, как Самсон. Два дня ушло на поиск пожарных костюмов и обзвон казаков, которые, как он считал   должны были  ему подчиняться. Оранжевые костюмы с наклейками лежали в детской колясочке, лопаты  и ремни были и сложены под верстак. Еще несколько дней ушло на осмотр и разборку пожарного автомобиля. А потом в городе произошла большая неприятность — на Мячковской улице лопнула магистральная водопроводная труба и общественник Бубкин  остаток недели провел на месте аварии, иронически покачиваясь, крича на рабочих и поминутно заглядывая в провал.

Когда организаторский пыл Йозефа Валерьяновича несколько утих, он снова подступил к пожарной машине стоящей во дворе, но было поздно: дворовые дети уже играли запчастям от автомобиля, а пожарные костюмы и лопаты исчезли бесследно. Увидав разгневанного общественника, дети в испуге побросали запчасти и убежали. Половины запчастей не хватало, и найти их не удалось. После этого Йозеф Валерьянович совершенно охладел к  машине   пожарного общества  № 5.

С этого момента с жителями стали происходить неприятные вещи. Пожарная  машина больше не поливала тротуары и  от этого страдали жильцы близлежащих домов, сидел без работы водитель, которого Йозеф Валерьянович учил как заезжать во двор. Он искоса поглядывал на разобранный автомобиль брал папироску и вздыхая подолгу искал в кармане спички.  Но больше всех пострадал начальник пожарного общества   №5 Подмышкин. Он потерял еженедельный заработок — машины не было, нечем  было поливать тротуары, ведь  пожарный автомобиль участвовал в поливе пешеходных дорожек, и за это Подмышкин имел денежное вознаграждение .

А так как поливать  было нечем, то  предприимчивый пожарный терпел убытки.

 

Сперва он приходил справляться, скоро ли будет  собран пожарный автомобиль, потом молил Христом-Богом, а под конец стал произносить неопределенные угрозы.

Администрация пожарной части  посылало Йозефу Валерьяновичу  письменные напоминания. Дело пахло судом. Положение напрягалось все больше и больше.

 

Однажды утром Йозеф Валерьянович, у которого слегка побаливал геморрой, по обыкновению прогуливался по своим владениям и уже было начал диалог с дворником, как в эту минуту он  заметил нечто неприятное.

Прервав речь, он схватил свой бидон и быстро спрятался за мусорный ящик. Во двор медленно вошел начальник пожарного общества   №5, остановился подле подъезда, где жил Бубкин  и стал озирать дворовые постройки. Не заметив нигде Йозефа Валерьяновича , он загрустил.

— Йозьки  — общественника  опять нету? — спросил он у дворника.

— Ах, ничего я не знаю, — сказал дворник, — и  в необыкновенном волнении, вываливая воду из ведра, торопливо ушел к себе.

Подмышкин погладил цементный бок колодца и подошел к разобранной пожарной  машине. Через

два шага он увидел баннер с лысой толстой рожей и заплывшими глазами общественника Бубкина, который красовался на заборе.  Начальник  ударил ногой в спустившее колесо пожарного автомобиля  и с ненавистью сказал:

— У, гангрена!

Подмышкин стоял у машины еще минуты три, наливаясь самыми ядовитыми чувствами, потом с грохотом отодрал баннер, понес его на средину двора к колодцу и, став на него обеими ногами, начал скандалить.

— Ворюги у вас в доме №7 живут! — вопил начальник пожарного общества. — Сволота всякая!

Гадюка семибатюшная! Среднее образование имеет!.. Я не посмотрю на среднее образование!.. Гангрена проклятая!!!

В это время семибатюшная гадюка со средним образованием сидела за мусорным ящиком на бидоне и тосковала.

С треском распахивались рамы, и из окон выглядывали веселые жильцы. С улицы во двор, не спеша, входили любопытные. При виде аудитории Подмышкин разжегся еще больше.

b9lmdSEO Общественник ЙОЗЕФ ВАЛЕРЬЯНОВИЧ БУБКИН

— Общественник Бубкин! — вскрикивал начальник. — Аристократ собачий!

Парламентарные выражения пожарный  богато перемежал нецензурными словами, которым отдавал предпочтение. Слабое женское сословие, густо облепившее подоконники, очень негодовало на пожарного, но от окон не отходило.

— Харю разворочу! — неистовствовал начальник. — Образованный!

Когда скандал был в зените, явился милиционер и молча стал тащить Подмышкина в район. Ему  помогали молодцы из жилконторы. Пожарный покорно обнял милиционера за шею и заплакал навзрыд.

Опасность миновала.

Тогда из-за мусорного ящика выскочил истомившийся Йозеф Валерьянович.

Аудитория зашумела.

— Хам! — закричал Виктор Михайлович вслед шествию. — Хам! Я тебе покажу! Мерзавец!

Горько рыдавший пожарный ничего этого не услышал. Его несли на руках в отделение, туда же, в качестве вещественного доказательства, потащили баннер с толстой рожей и большой бородавкой на носу лентяя — общественника Бубкина.

 

 

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты