В аэропорту

%name В аэропорту

Историю, о которой пойдёт речь, нам поведал Игорь Николаевич Сокуренко — основатель и руководитель ансамбля КАЗАЧИЙ ДЮК. Смешные и забавные события атаман, как вы уже догадались, черпает из неиссякаемых источников гастрольных приключений, которые происходили с ним в действительности.

Сядет он бывало в кресле, соберёт станичников вокруг себя и начнёт брезгать байки. Да как. Тут любой притихнет и послушает. Постепенно все замолкают и внимательно слушают рассказчика, периодически пропуская сквозь зубы добрые улыбки, а то и ржачный смех.

Что делать, придётся и нам побывать вместе с известным ансамблем в разных уголках нашей великой страны, дальнего и ближнего зарубежья, встретиться с интересными людьми, познакомиться с традициями и обрядами других народов, где побывали наши герои.

Как известно, каждый профессиональный коллектив рано или поздно отправляется на гастроли.
А там все проходит не всегда гладко и нужно иметь большое терпение и сноровку что бы из любой ситуации выйти достойно.

Игорь Николаевич рассказывал нам массу историй и вот одной из них мы сегодня поделимся с вами.
Это было в апреле прошлого года, говорит атаман Сокуренко, совсем недавно мы приняли к себе в коллектив одного солиста, достаточно талантливого и симпатичного молодого человека, тридцати годов от роду.
Какое-то время он работал в коллективе, пел и веселил народ на праздничных мероприятиях и концертах вместе с нами.

И вот однажды ансамблю поступило предложение отправиться в Абхазию на предстоящий фестиваль народов Кавказа. Мы с большой радостью начали готовиться к поездке, ведь как известно любое предстоящее путешествие сопряжено с определенными организационными трудностями. По дороге в аэропорт мы шутили и смеялись, лишь только наш солист, а его звали Пётр был мрачен.

— Что же ты не весел, спрашивали мы его; — продолжает рассказывать атаман.
Ничего внятного он не ответил, лишь однажды произнёс:
— Может быть выпьем.
— давайте остановимся и купим спиртное, —
— что ты, ещё раннее утро, кто же продаст нам алкоголь в такую пору
Как выяснилось позже Пётр боялся летать на самолете, а точнее он никогда ранее этого не делал и видимо таким способом хотел снять своё напряжение. Ехали в аэропорт мы на машине и по приезду сразу побежали на регистрацию, благополучно прошли зону контроля и уже одной ногой были в самолете, как вдруг наш солист опять дал о себе знать, он вспомнил, что в аэропорту, в зале ожидания, должны продавать спиртные напитки и уговорил контролера пропустить его обратно.

И тут все началось. До отправки оставалось совсем немного времени и естественно мы заволновались.
-Звони, — скомандовал атаман одной из спутниц
— иду, раздался его голос в телефонной трубке.
— чуть позже он перезвонил и сообщил, что потерял паспорт. Мы стали искать паспорт в сумках, а Игорь Николаевич пошёл к Петру на ту сторону контрольных рамок, — вспоминает одна из участников ансамбля.
— я чуть не умерла от переживаний, скоро лететь, а этот дурак потерял паспорт, клокоча как индюшка бормотала Ольга.

%name В аэропорту

Возле таможенного контроля стоял Пётр в руках пакет, по-видимому со спиртным. Стали бегать и искать паспорт у барной стойки, может там он его обронил. До отправления самолета оставалось каких-то пятнадцать минут и тут нашёлся паспорт. Он был в заднем кармане джинсов.
— Скорее на таможенный контроль.

— Со спиртным нельзя, — твёрдо и уверенно сообщил контролёр.
— давай выбрасывай свой алкоголь в мусорку и полетели, а то опоздаем, — громко скомандовал руководитель ансамбля.

Но нужно было знать Петра.
Отойдя в сторонку, он достал из пакета, то, ради чего переполошил весь аэропорт. Это были газированные спиртные коктейли в количестве трёх железных банок, видимо самых доступных с финансовой точки зрения алкогольных напитков. Пётр ловко открыл первую банку, которая издала шипящий звук, и пена перевалилась через её края. Пил Петя быстро, но при всём при этом создавалось впечатление, что газированный напиток лился обратно. Стоящий рядом молодой человек открыл рот. Было непонятно сколько вошло в нашего артиста этой дряни. Шипящая жидкость не хотела проходить во внутрь, не смотря на все его старания,
Она, то и дело возвращалась с шумом обратно, приобретая комические формы. Как ни старался артист ничего не получалось. Липкая жидкость никак не хотела проходить через горло. Понимая это Пётр схватил вторую банку.
— Не съем так понадкусываю, подумал он и принялся пить вторую. Тот же звук открывающейся газировки. Руководитель ансамбля стоял рядом и бешено тряс артиста, который не отрываясь пытался проглотить алкоголь, а стоящий рядом молодой человек от удивления ещё больше открыл рот
— побежали, опоздаем!!! Вокруг собиралась толпа.
— будешь? Предложил Пётр стоящему с открытым ртом парню банку
Тот молчал.
— Бежим, скомандовал руководитель
Пётр сунул в руки недоумевающему зеваке две банки коктейля, причём один был открыт и весь облит липкой жидкость и нехотя проследовал за руководителем.
— Быстрее, быстрее,- прогремел громогласный голос стюардессы, пассажиры заняли свои места и лишь через два часа самолёт приземлился в аэропорту Адлер.

Здесь все было по другому и воздух и температура. У вокзала нас встретили казаки с важным видом бросая взгляд на шашки, которые мы всегда возим с собой как элемент казачьего костюма.
Ничего не сказав проследили суровым взглядом нам вслед и исчезли из виду, когда машина такси тронулась с места и увезла нас в сторону границы. Прошли все российскую границу, последним как вы уже догадались волочился наш певец. Воодушевленный благополучным перелётном, он как говорится был на своей волне и никакая собачья мысль не беспокоила его прямо до границы.
— Ваш паспорт,- прозвучал приговор пограничника.

А тем временем остальная группа артистов благополучно достигла нейтральной территории. Впереди, метров в пятидесяти была видна Абхазия. Дорога шла по мосту, через реку и каждый взяв в руки свой чемодан проходил это расстояние пёхом.

Толстозадая казачка — участница нашего ансамбля, между собой её казаки прозвали «Туркой», уж больно носом она походила на восточную фурию, мощными шагами двинула вперёд. Обтянутые джинсы ещё больше придавали пикантность её толстому заду. Таща за собой чемодан на колесиках она то и дело толкала в бок свою спутницу, пытаясь на что то жаловаться.. Как вдруг протяжный голос атамана заставил всех вернуться на исходную позицию.

Петра не пропускали. В окне пограничного контроля в запотевших очках сидел по всей видимости крючкотворец бюрократического вида. Он то и дело поднимал паспорт Петра из которого выпадали страницы.

— У вас вырвана страница, вам нельзя, без остановки бормотал он сквозь зубы.
Атаман, уже перешедший границу попытался разобраться в происходящей ситуации. В начале он решил поговорить с Петром. Выяснив в чем дело он попытался убедить стоящего на посту пограничника в очках, затем опять вернулся к Петру. Атаман говорил со всеми, с кем было можно объясняя что мы следуем на международный фестиваль и что нам необходимо срочно быть на нем, на что постовой лишь пожимал плечами. Сидевший у окна пограничник вдруг вскочил стремительно бросая взгляд на происходящее.
— Что вы делаете? Рывком произнес он.

— Это же государственная граница, вы уже седьмой раз её пересекаете.
Атаман и правда ничего не замечая бегал то туда, то сюда пресекая границу у всех на глазах, пытаясь уладить ситуацию не обращая внимание на пост, который определял пограничную зону. Все же в конце переговоров решено было посадить выпадающие страницы на скотч и под бурное бормотание толстозадой певицы мы пересекли реку и подошли к абхазским пограничникам.

— Казаки? ,- громким голосом с явным акцентом проговорил абхазский пограничник и не потребовав документы произнёс
— Добро пожаловать.
До места назначения было чуть более ста километров. Взяли такси и болтливый водитель то и дело хвалил цены черноморского побережья. Вдоль по серпантину время пролетело быстро, как в сказке, мы оказались в гостинице, нас встретили организаторы и благополучно разместили.

Смотрите также

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты